Медведев не исключил, что будет баллотироваться в президенты

В интервью The Times российский премьер рассказал о своем отношении к делу Pussy Riot, закону об НКО и курсу Владимира Путина.

Премьер-министр Дмитрий Медведев поддержал курс президента Владимира Путина. В интервью британской The Times глава российского правительства оправдал принятие закона об НКО, призвал спокойнее относиться к делу Pussy Riot и опроверг утверждения критиков о сворачивании России с демократического пути.

Интервью Медведев дал во время пребывания в Лондоне, куда приехал на открытие Олимпийских игр. Стоит ли говорить, что ряд вопросов британцев касался внутриполитических процессов, происходящих в РФ? Журналисты заявили, что есть опасения в уходе России с демократического пути: «Приняты законы, которые направлены на репрессии по отношению к демонстрациям, идет процесс над PussyRiot»…

– Олимпиада за окном идет, – парировал Медведев.

Своего отношения к закону о митингах премьер-министр так и не высказал. От ответа ушел. Но и тех оценок, которые прозвучали в адрес законодательных инициатив и событий, вызывающих резкое возмущение оппонентов власти, было достаточно, чтобы понять: Дмитрий Анатольевич не намерен критиковать путинский курс. «На мой взгляд, в нашем законодательном поле в последнее время ничего не случилось», – заявил премьер, хотя многие эксперты неоднократно говорили о последовательном сворачивании медведевских инициатив. Закон об НКО, сказал глава правительства, «в своем содержании абсолютно соответствует целому ряду иностранных законов, включая соответствующий американский закон».

«Ни одно государство не относится безразлично к получению НКО денег из-за рубежа. Поэтому упорядочить данную ситуацию нужно и возможно, – продолжал Дмитрий Анатольевич. – Я убежден, что этот закон никак не скажется на деятельности НКО. Никакого конфликтного потенциала там нет». Ну, а если «возникнут проблемы при правоприменении», то документ вполне можно откорректировать, рассудил премьер.

Не видит он драматизма и в деле Pussy Riot. «К этому тоже нужно относиться спокойнее. Разве есть приговор? Его нет. Поэтому давайте дождемся приговора суда, – сгладил Медведев острые углы. – Суд должен определить, присутствует ли здесь состав преступления. Если нет, то тем, кто совершал деяние, повезло: они прославились, но ответственности не понесли».

Кто-то, возможно, возразит, что дело Pussy Riot к нынешнему внутриполитическому курсу отношения не имеет. С одной стороны, это так. История с панк-группой начиналась как банальное хулиганство. Но по мере того, как суд упорно отказывался отпускать Pussy Riot под подписку о невыезде, дело приобретало явный политический окрас. По информации «Известий», в Кремле обсуждалась возможность принятия «политического решения» в отношении арестанток. Да и адвокат одной из девушек некоторое время назад заявил, что источник в администрации президента его заверил: арестанток выпустят под подписку. Но чуда не произошло.

«Когда говорят, что Россия свернула с пути демократических преобразований, мне это кажется смешным, – говорил Медведев в интервью. – Сейчас будет много партий, и они в рамках закона смогут делать практически все, что хотят. Выборы губернаторов вернули. Разве это не результат развития гражданского общества? Так что у нас все в порядке», – резюмировал премьер.

Таков вообще был основной посыл внутриполитической части беседы: с демократией в России “все ок” .

Сложно сказать, насколько искренен был в своих ответах Медведев. Возможно, искренен абсолютно. Но даже если и лукавил, то, по большому счету, у него не было другого пути. Лидер партии власти не может критиковать законы, которые принимают его однопартийцы. Иначе это будет означать, что он не контролирует процессы, происходящие внутри «ЕР». Точно также лидер партии власти не может критиковать государственный курс. Ведь на то он и глава «Единой России», чтобы поддерживать его.

Единственным – легким – намеком на критику в адрес президента были следующие медведевские слова. На вопрос, хватает ли ему времени размещать посты в Твиттере, Дмитрий Анатольевич ответил: «Ни один руководитель не может быть адекватным и современным, если игнорирует современную информационную среду».

Про Владимира Путина как раз-таки хорошо известно: он не особо жалует интернет.

Впрочем, премьер тут же сделал все возможное, чтобы подозрения в критике в адрес Путина отмести. Раньше, сказал он, «можно было приехать к людям, выйти в народ»: «Так делали в том числе императоры. Но это один-два раза в месяц. Часть информации руководитель получал, часть – нет».

Тут все-таки необходимо отметить, что во времена императоров не было интернета. Так что им не оставалось ничего иного, кроме как в люди выезжать.

«Я лично читаю минимум штук пятьдесят обращений (в день – «Известия») через Фейсбук и Твиттер, и по некоторым вопросам даю прямые указания. Если вижу что-то кричащее, когда дома собираюсь на работу, то нажимаю кнопку «принт» и распечатываю», – сообщил журналистам The Times премьер.

Спросили Медведева и о том, намерен ли он баллотироваться на президентский пост? «Я не пожилой политик, и никогда не исключал для себя, что буду выдвигаться в президенты, если это будет интересно людям. Если они скажут «гуд бай», – займусь написанием политических мемуаров, – признался глава правительства. – Я для себя не исключаю ничего. Я и сейчас нахожусь в гуще политической жизни, много работаю, и дальше собираюсь поступать так же».

Искать сенсацию в признании Медведева о возможности баллотироваться в президенты уж точно не стоит. Лидер правящей партии по определению не может сказать иного. Сенсация была бы в другом: если бы Дмитрий Анатольевич заявил, что поставил на президентских амбициях крест.