Леонид Радзиховский: судьба солдата в России

Полковник Юрий Буданов никак не походил на человека, приятного во всех отношениях – национального героя без страха и упрека. Каменного воина с девочкой на руках, изваянного скульптором Вучетичем.

Полковник Юрий Буданов никак не походил на прирожденного убийцу или маньяка – ничто в его поведении в мирной жизни на это не указывало. Вполне обычный человек.

Он был похож на «пса войны» – человека для войны созданного, войной отравленного. И погибшего, конечно, на войне. На войне, в общем, проигранной – ведь если его и правда убили те, с кем он воевал. Убили (КАЗНИЛИ !) демонстративно в центре Москвы. И если они его убили безнаказанно – причем не потому, что их нельзя найти, а потому, что власть будет бояться их искать – то, очевидно, что война проиграна. По крайней мере, морально проиграна – полностью и с треском.

Война не Будановым начатая, не по его вине проигранная, но за поражение сполна расплатился именно он.

Как и следовало ожидать, меня забросали звонками: «Что ты говорил? КОМУ ты сочувствуешь? А убитой девушке – не сочувствуешь?» И т.д.

Я сочувствую тому кому сочувствуется. И ни в чьих одобрениях и разрешениях для этого не нуждаюсь. Я стараюсь сочувствовать не только тем, кто мне вообще по жизни – понятен, приятен, симпатичен. Стараюсь сочувствовать и тем, кто по жизни мне – как минимум непонятен, а часто и неприятен (как и я – им).

Не думаю, что я был бы симпатичен Юрию Буданову и сильно сомневаюсь, что он в жизни был бы приятен мне. Ну и что ж? От этого его судьба стала менее трагичной?

Он несомненно совершил военное преступление. Один из сотен, кто совершил преступления на этой войне. Десятки тысяч совершали такие же преступления на Великой Отечественной. Такие преступления совершают во всех армиях мира, на всех войнах, «справедливых» или «не справедливых». Да, убивать людей на войне надо по правилам. Когда во время большой охоты на людей кого-то убивают не по правилам, это нехорошо. Если это не пресекать, армию превратится в банду. Все верно. И Буданов отсидел не зря. Отсидел свое.

Но то, что из сотен отсидел он один. То, что никто из тех, кто послал его убивать никак не осужден. То, что либеральное общественное мнение считает ОБЯЗАТЕЛЬНЫМ его топтать и ругать. Вот все это вместе для меня делает (делало) его фигурой трагической. Даже при его жизни. Тем более после его гибели. После его СИМВОЛИЧЕСКОГО убийства-казни. (Кстати, сомневаюсь, что это – «семейное дело Хунгаевых». Насколько мне известно, это – совсем не богатая семья, едва ли им под силу было поднять такое убийство, со слежкой, киллером-профессионалом и т.д.).

Кто – с моей точки зрения – имеет БЕЗУСЛОВНОЕ моральное право осуждать Буданова?

Тот, кто с самого начала четко и резко был против войны в Чечне. Такие люди есть, конечно – Лев Пономарев, Сергей Ковалев, Новодворская, многие другие.

Но подавляющее большинство общества или принимало эту войну, или помалкивало (на митинги против войны не ходили, скажем) и платило налоги. Значит – несем свою долю моральной ответственности за войну, со всеми ее прелестями. И если не понимаем и не принимаем этого – это только факт нашей слепоты, не более. Наша ответственность от этого не исчезает. Понятно – мы не подельники Буданова, не должны сидеть вместе с ним (и не имеем права на ордена вместе с ним !). Но безоговорочно осуждать его – он весь в хаки, а я весь в белом – по-моему права нет. У меня, во всяком случае – нет.

Кстати, с войной все тоже непросто.

Даже теперь, когда она кончилась гнилым компромиссом, когда де-факто Россия ее проиграла, когда вполне очевидно, сколько под нее списали денег, грязи и зря пролили крови – даже теперь я не могу ответить на вопрос «так что НАДО было делать?». Не бороться с сепаратистами в 1990е? Позволять похищать людей и тащить их в Чечню? Разрешить создание «беспредельного королевства» на границе России? А в 1999? Ну, напал Басаев – и хрен с ним, пусть себе, так что ли?

У меня не было ответа на эти вопросы и нет. (Что надо было расследовать кто есть МОСКОВСКИЕ компаньоны Басаева – очевидно. Как очевидно и то, что СКАЗАТЬ это – легко. А вот дальше – гранитная стена).

Но ответ на все эти вопросы «Будановы виноваты» мне кажется и бесчестным и просто откровенно глупым.

Эта война кончилась … не «кончилась», а «приостановилась», «притормозилась» гнилым компромиссом. И кровавым компромиссом. И, конечно, эта кровь – далеко не последняя. Эта смерть – только звено в продолжающейся войне. И новые «псы войны» сделают из Буданова клич своей мести, чтобы дальше пытаться раскручивать колесо …

А судьба жестокого солдата, посланного убивать, посаженного в тюрьму теми, кто его послал и убитого в мирное время на той же самой войне – трагична.