Екатерина Рогоза об уголовном деле в отношении Сергея Цапка

Экс-следователь ОВД по Кущевскому району Екатерина Рогоза рассказала Slon.ru о причинах отказа в возбуждении уголовного дела в отношении бандита

Незаметный следователь из Кущевской Екатерина Рогоза прошумела в интернете со своим видеообращением к президенту. Она утверждала, что из нее пытаются сделать козла отпущения и свалить на нее вину за бездействие милиции, когда туда поступали заявления о вымогательстве со стороны банды Цапка. Якобы прокурор района дал ей «устное указание» написать постановление об отказе в возбуждении дела в отношении Владимира Алексеева. Однако в интервью Slon.ru она опровергает собственное видеообращение: никто на нее не давил, а в возбуждении дела она отказала законно. А сделав видеообращение, уволилась из правоохранительных органов по собственному желанию.

– Были ли у вас уже контакты с прокурорами по поводу вашего обращения к президенту и что вы знаете о расследовании, которое ведется в связи с вашим обращением?

– По поводу моего обращения к президенту у меня пока не было никаких контактов с прокурорами. Пока я больше никаких сведений разглашать не буду, потому что на руки решения по поводу себя я еще не получила.

– А контактировал ли с вами кто-то из генпрокуратуры в связи с обвинениями, прозвучавшими в ваш адрес?

– По поводу обвинений генпрокуратуры со мной также никто из прокуроров не контактировал. Они все необоснованные и неподтвержденные. Все эти обвинения – это просто их домыслы.

– Разговор с прокурором по поводу дела Владимира Алексеева – это был единичный случай? Или такое было не раз?

– Лично у меня был только один материал в производстве в отношении Владимира Алексеева. Больше никаких ни дел, ни материалов в отношении этих граждан у меня не было.

– На каком основании вы вынесли отказ в возбуждение уголовного дела?

– Я вынесла постановление об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием состава преступления, так как на тот момент такое решение было законно и обоснованно мною принято. Я проводила проверку по материалу и выносила решение, исходя из показаний, которые мне давали потерпевшие и противоположная сторона. И все это решение утвердили и подтвердили.

– То есть путем проверок удалось выяснить, что там не было факта вымогательства?

– На тот момент, когда я выносила решение об отказе в возбуждении уголовного дела, я считала, что там не было факта вымогательства. В этом вопросе со мной была солидарна и прокуратура.

– В своем видеообращении к Медведеву вы заявили, что вынесли такое решение после разговора с прокурором.

– Да, на тот момент прокурор так же, как и я, считал, что в этом деле нет состава преступления. Он действительно вызвал меня в кабинет и сказал, что по данному материалу речь о возбуждении уголовного дела не идет. Тем самым он сформировал у меня аналогичное мнение. Я считала, что он как человек, отработавший в прокуратуре длительный период времени, может мне посоветовать. Он не давил, не угрожал, а просто тактично подошел к этому вопросу. Человек уже давно работает в органах, он хороший психолог и умеет убеждать.

Речи о возбуждении уголовного дела здесь не шло. И все надзорные инстанции тоже так считали. Поэтому на тот момент я не думала, что выношу какое-то незаконное и необоснованное решение.

– Но, по утверждению генпрокуратуры, постановление об отказе в возбуждении дела несколько раз отменялось…

– То, что это решение несколько раз возвращали назад, это были просто формальности. Просто присылали документы на доработку, не более того. Кого-то требовалось опросить заново, кого-то дополнительно опросить, истребовать копии документов. Это был ряд вопросов, по которым я просто не укладывалась в сроки. То есть просто формальные моменты. Но точно, что там было, я вам сейчас сказать не могу, потому что уже прошло много времени, и я сейчас уже не работаю в правоохранительных органах, так как уволилась по собственному желанию, и не имею доступа к тем документам.