Трудности перевода, или Русские в Китае

Прошли те времена, когда Китай воспринимался как страна некачественных, но дешевых пуховиков-дутиков и магнитофонов Danghui. Сейчас это гигантская индустриальная сверхдержава с мощнейшей экономикой и последний мировой оплот коммунистических идей. При всех сложностях, связанных с политическим режимом, рынок КНР, безусловно, является лакомым куском для большинства иностранных компаний в силу хотя бы одного фактора – количества населения. Экономическое развитие страны движется семимильными шагами и влечет за собой растущий дефицит профессиональных кадров в различных областях. Поэтому в последние годы можно наблюдать большой приток иностранных работников, которые не просто приезжают в страну, но и остаются в ней на долгое время, а то и навсегда.

Вот и для наших соотечественников Китай в последнее время стал перспективным местом для обустраивания своей жизни. Особенно много выходцев из Восточной Сибири, Хабаровского и Приморского краёв, Амурской области. Учитывая экспатов из близлежащего Казахстана, русскоговорящее сообщество в Китае является одним из самых многочисленных в стране. Дешевизна жизни и географическая близость сделали КНР гораздо более перспективным вариантом и реальным шансом на хорошую жизнь и удачную карьеру, чем попытки устроиться в Москве или Европе. Выжить в столице страны Пекине намного проще. Зарплата в $2 тыс. в Пекине при нынешнем уровне цен на жилье, продукты, транспорт и прочее позволяет жить, как в Москве при зарплате в $5-6 тыс.

Выходцы из постсоветского пространства зачастую даже интереснее работодателям в Китае, чем европейцы или американцы. Они менее требовательны к условиям жизни, размеру заработной платы, социальному обеспечению, страховке и соглашаются на более низкую оплату труда. Конечно, необходимым условием является знание языков – китайского и английского. Однако шансы получить неплохое место есть и у тех, кто знает только русский. В большей степени это относится к работе в компаниях, ориентированных на российский рынок и активно работающих с Россией (фабрики, производящие товары общего потребления, торговые и грузоперевозочные компании).

Такая ситуация определяет явное разделение российских экспатов на две неодинаковые группы. К первой можно отнести сферу торговли товарами общего потребления и тех, кто в ней работает, – логистов, переводчиков, представителей фабрик, самих торговцев. Во вторую условно можно отнести дипломатов и менеджеров крупных иностранных и российских компаний. По сути, это разделение по классовому признаку на «верхи» и «низы», причем зачастую «низы» могут получать деньги большие, чем «верхи».

Годы постперестроечного хаоса родили новую формацию мелких и средних российских бизнесменов – «челноков». Люди со всей страны ездили и продолжают ездить на закуп товаров в Китай. И именно на них держался пресловутый Черкизовский рынок, на котором, по некоторым данным, продавалось до 10% товаров, производимых легкой промышленностью Китая. Основные места закупа товаров для «челноков» – это Маньчжурия, Пекин и Гуаньчжоу. Столица КНР стоит в этом ряду особняком, ведь именно там появился самый известный китайский аналог американского Брайтон-бич – ЯбаоЛу (буквально, «Улица элегантных сокровищ»), который русские называют на свой лад, близкий душе и лексикону – Ебалу. Англоговорящие иностранцы называют его Russian Town, то есть «русский город», и в этом названии выражена вся суть района, со всеми плюсами и минусами русского характера.

Традиционно ориентированный на торговлю с русскими, Ябао Лу дал толчок новому витку торговых отношений между Россией и Китаем и обогатил не одну сотню представителей двух народов. Да и не только их, здесь можно встретить торговцев из Украины, Белоруссии, Казахстана, стран бывшей Югославии. Естественно, расширение масштабов этого вида торговли подразумевало развитие инфраструктуры и всех сопутствующих направлений, и сейчас именно на Ябао Лу находится подавляющее большинство грузоперевозочных компаний (так называемых «карго»), переводческих фирм, складов и шоу-румов.

Уникальность и своеобразие этого анклава России бросаются в глаза сразу же, выражаясь в забавных формах. Почти все надписи и обозначения в районе на русском языке, но при этом пишутся с ошибками, доводящими до гомерического хохота. Смешно звучит и русская речь китайцев, которую с трудом, но все-таки можно понять.

На Ябао Лу можно прожить, не зная никакого другого языка, кроме русского. Русские рестораны, магазины с русскими продуктами, русскоязычное сообщество – все это делает проживание в нем комфортным. Но, как любое замкнутое сообщество, основанное на низменных инстинктах и легких деньгах, Рашн Таун вырождается. Нравы, царящие в районе, крайне низменны. Проституция, стриптиз (официально в Китае запрещенный), ночная жизнь превратили Ябао Лу в район, куда китайцы и иностранцы отправляются за острыми ощущениями. И репутация у района, а заодно и у русских, соответствующая.

Однако времена меняются, объемы мелкооптовой торговли идут на убыль, и русские ориентируются на новую жизнь в Китае. Меняется Пекин, куда все больше привлекаются инвестиции, делающие город настоящей столицей мирового уровня. Не секрет, что долгое время иностранцы считали Пекин деревней, отдавая предпочтение старому, доброму Шанхаю с его колониальными традициями Великобритании. В основе новых возможностей для экспатов лежит стратегия развития страны, в которой ориентирами становятся такие города, как обновленные Пекин и Шанхай, Гонконг, Шеньчжень и Чанчунь. Меняется контингент работников, сдвигаясь в сторону классных бизнес-менеджеров, людей с высоким уровнем образования и ученых. В Шанхай и Гонконг, финансовые столицы Азии, едут в основном работать в сфере бизнеса, в Шеньчжень и Чанчунь – в сфере высоких технологий и науки.

Шеньчжень – город со всего лишь 30-летней историей – представляет собой суперсовременный мегаполис, который можно сравнить с Гонконгом. Это первая экономическая зона Китая, открытая для иностранных инвестиций. Ее основу составляют предприятия, специализирующиеся на выпуске высокотехнологичной продукции и разработке новых высоких технологий. Шеньчжень известен двумя рекордными показателями по Китаю: в городе самый высокий средний уровень жизни и самый молодой средний возраст населения. В силу заранее спрогнозированного развития, инфраструктура города продумана и проживание в нем очень комфортабельно. Например, несмотря на очень плотное транспортное движение, пробок не бывает, потому что система дорог идеально встроена в общую схему города и имеет запас прочности на десятилетия.

Справка: Экспат (англ. expat сокр. от expatriate – человек, добровольно или принудительно покинувший пределы родины, происходит от лат. ex patria «вне родины») – сленговое название для: а) человека, добровольно покинувшего родину и длительно живущего за границей; б) иностранного специалиста компании, проживающего и работающего на постоянной или временной основе в стране, не являющейся его географической или культурной родиной.

Основная масса рабочих мест для экспатов в Шеньчжене связана с высокотехнологичными производствами и медиаиндустрией. В городе и пригородах находятся предприятия Гонконга, Тайваня, Сингапура, Японии, Южной Кореи, США, стран Западной Европы, для которых главными факторами выгоды являются низкие издержки производства и близость Гонконга, который находится в 30 минутах езды на автомобиле. Именно там пробуют найти свое место под солнцем многие экспаты, среди которых с каждым годом все больше россиян.

Чанчунь – это строящийся наукоград Китая. Начиная с 70-х годов правительство отправило сотни тысяч студентов в университеты США. Многие из них там и остались, но после реформирования экономико-политической системы постепенно возвращаются на родину. Кстати, после введения политики репатриации выходцев из других стран в Китае появилась новая категория китайцев, известных под названием ABC (American Born Chiness), то есть китайцы, рожденные в Америке. Теперь это общее название всех «возвращенцев», независимо от того, откуда они вернулись. Есть более фигуральное и меткое название, отражающее суть этих людей и в какой-то мере выражающее отношение к ним основной массы населения, – «бананы». Потому что они желтые снаружи и белые внутри.

Естественно, темпы развития науки в Китае не могут удовлетвориться только китайскими учеными, поэтому в страну привлекаются научные деятели со всего мира. Понимая опасения иностранцев по поводу переезда и длительного проживания в настолько экзотическом азиатском регионе, китайское правительство делает предложения, от которых нельзя отказаться. Предлагаются подъемные за переезд в размере до $100 тыс., годовая зарплата на таком же уровне и нелимитированные расходы на научные исследования и разработки.

При этом, приглашая профессионалов из-за рубежа в малоизученные сферы, китайцы не просто покупают рабочую силу. Они приставляют к ним десяток молодых специалистов, которые следят буквально за каждым шагом иностранца, до мельчайших деталей вникая в специфику дела. И через несколько лет выращивают обученных и, что самое главное, собственных технологов, инженеров и ученых. Довольный и обогащенный культурным опытом иностранец едет домой с неплохо набитым кошельком, а страна получает новые, профессионально подготовленные кадры и развивается согласно известной китайской поговорке «Шаг за шагом – ближе к цели».С каждым годом все больше русских ученых и других представителей России едут в Китай за хорошей жизнью и новыми возможностями. А находя их, зачастую связывают всю оставшуюся жизнь с этой страной. Ибо, как гласит еще одна китайская поговорка, «Близкие соседи лучше дальних родственников».