России нужна национальная стратегия развития

Совершенно очевидно, что пока она не появится, считает эксперт, с управлением в стране будет плохо.

После таких совпадений уже невозможно отмахиваться от мистической силы русского языка и русской культуры, которые некогда сплотили нацию, а вчера так и вовсе открыли главе государства Истину. Именно в Институте русского языка им. Пушкина президента России осенило: действующая система госуправления в стране никуда не годится. Во всяком случае, именно здесь такие слова прозвучали впервые.

«Зачастую то, что не координируется президентом, не координируется никем. Но это плохо, это означает, что у нас – абсолютно устаревшая, несовершенная система управления, которую необходимо менять. Потому что когда все сигналы должны проходить только из Кремля, это показывает, что сама по себе система нежизнеспособна, надо ее настраивать», – неожиданно признался президент Медведев филологам, с которыми собрался, чтобы почтить память поэта, любившего «истину царям с улыбкой говорить».

Свою истину до президента в этот день попытались донести и собравшиеся в здании ГИРЯ им. Пушкина филологи. Невзирая на общее приподнятое настроение, вызванное не только памятной датой и визитом высокого гостя, но и, что даже важнее, подписания им указа об учреждении Дня русского языка, лингвисты все же заговорили о наболевшем.

Говорили о нехватке преподавателей русского языка в зарубежных школах, о недостатке этих самых школ в том же Евросоюзе (хотя, по данным европейских социологов, количество русскоговорящих граждан в совокупности в странах ЕС равно населению Испании). Говорили, наконец, о жизненной необходимости обеспечить поддержку «геному нации» на стратегическом уровне, и о том, что поддержку целевой программы «Русский язык», которую ранее презентовал Медведев, необходимо доверить непосредственно Кремлю.

Тут-то и наступил «момент истины», изложенный в цитате главы государства выше.

Затронутая президентом тема однозначно уже не помещается в рамки одной лишь поддержки русского языка. Мало ли еще стратегически необходимых, политически приоритетных, да и просто жизненно важных сфер, которые, по-хорошему, следовало бы отдать в руки лично президента? Чтобы он разъезжал по чиновничьим конторкам, раздавал указания по «спорным вопросам», давал нагоняи и, наконец, просто контролировал каждый шаг – ибо надежнее. Глобальные же дела и внешняя политика России тогда достанутся Еврокомиссии, Госдепу и НАТО. Поскольку главы государства на это уже может и не хватить.

Так что вопрос о качестве госуправления поставлен вовремя, пусть и в такой праздничный день, казалось, бесконечно далекий от политики.

Показательно, что первая мысль о том, что «в консерватории пора что-то менять», была озвучена президентом (желал он того или нет) именно в контексте укрепления позиций русского языка как цемента национального самосознания. И политики, если угодно.

О недостатках современной системы государственного управления и путях ее «модернизации» KM.RU рассказал президент Фонда «Национальный кадровый резерв», глава ассоциации «Лермонтовское наследие» Михаил Лермонтов.

– Михаил Юрьевич, что, на Ваш взгляд, препятствует сегодня изменению системы управления чиновниками, о чем посетовал глава государства?

– Отсутствие здравого смысла, если в общем. С моей точки зрения, нет самого главного – сформулированных государством целей и параметров развития, а также критериев, по которым вообще следует оценивать эффективность госуправления. Ведь самое страшное – когда отсутствует мера, с помощью которой и измеряется эта самая эффективность. И в этом смысле, если высшим руководством государства, по сути, не определены некие параметры, следование которым требуется от подчиненных, то как можно вообще предъявлять какие-то претензии, если просто нельзя их измерить, соразмерить со своими требованиями?

Совершенно очевидно, что пока отсутствует национальная стратегия развития России – этот основополагающий комплект доктрин и стратегий, определяющих параметры развития, фундаментальных ценностей, национальных интересов – с управлением у нас всегда будет плохо. С другой стороны, катастрофическим является отсутствие мотивации, заинтересованности людей управлять эффективно. Сегодня эффективность государственного управления определяется скорее личными отношениями начальника и подчиненного по извлечению бюрократической ренты. Когда человек, управляя государством, думает скорее о личных интересах, полагает, что его личные интересы лежат за пределами эффективности управления, – о какой эффективности тут вообще может идти речь?

Знаете, что меня поразило в тот день, когда президент встретился с филологами? Он сообщил, что выпускники школ в национальных республиках смогут сдавать ЕГЭ на родном языке. Вот это – один из ключевых моментов. С моей точки зрения, такое решение просто противоречит нашей Конституции, пусть мы ее и критикуем. Потому что, согласно ей, государственным языком на территории России является русский. И тут нам объявляют, что государственный экзамен можно сдавать на любом другом языке, объявленным для себя родным. Вот где катастрофа, вот где происходит искажение идентичности! Президент же сам назвал русский язык ценностной основой нации, от которого в т. ч. зависит и успешность ее развития. И тут же озвучил решение о фактически отмене его приоритетного положения на государственном уровне… Вот такая эффективность управления на простом примере – когда правая рука не ведает, что делает левая.

– Но, может быть, дело еще и в менталитете? Ведь издревле на Руси царь был всему голова, в Советском Союзе – генсек. Может, вообще не стоит ломать этот код?

– Ну, в общем-то, Вы правы. Однако в те времена существовал «Свод законов Российской империи» – огромный документ, который содержал в себе очень много социальных параметров управления. Государю не нужно было вмешиваться в регулирование того, что было уже определено этим Сводом. И только когда необходимо было определить некое расхождение, тогда он вмешивался. Рассмотрим на нашем примере – когда нынешний «государь» вмешался бы в ситуацию, при которой правительство вдруг отменяет приоритет русского государственного языка при сдаче ЕГЭ, и навел тут порядок своей волей.

– Допустим, что к Вам лично в Кремле обратились бы за советом по налаживанию машины госуправления. Что бы Вы предложили?

– Первое, что бы я предложил, – ввести обязательный полиграф для постоянной проверки чиновников на коррупционность принятия решений, а также ввести жесточайшие, вплоть до смертной казни, наказания за управленческие решения, идущие против интересов государства, народа и разрушающие общепризнанную систему государственного устройства, отраженную в той же Конституции. Ну и, разумеется, обязал бы управленцев любого уровня предоставлять достоверные декларации доходов и расходов.