“ПТУ превратились в социальные гарлемы”

Председатель набсовета Института демографии Юрий Крупнов рассказал, какие факторы должны сойтись для успеха реформы профтехучилищ в России.

«У нас рабочих мало не оттого, что у нас ПТУ мало или вузов много, а их мало оттого, что заводов все меньше и меньше. Не говоря уже о заводах завтрашнего дня», – охарактеризовал в интервью газете ВЗГЛЯД нынешнее положение профтехучилищ лауреат премии президента России в области образования Юрий Крупнов.

Во вторник в Кремле состоялось десятое, юбилейное заседание Госсовета России под председательством президента Дмитрия Медведева. На этот раз в совещании приняли участие и члены президентской комиссии по модернизации экономики. Речь зашла о ситуации в системе образования.

«У нас рабочих мало не оттого, что у нас ПТУ мало, а оттого, что заводов все меньше и меньше»

На заседании Госсовета было заявлено, что профессионально-технические училища – это «не камеры хранения для трудных подростков», а один из рычагов модернизации экономики страны. Растущей экономике очень требуются квалифицированные рабочие, спрос на них гораздо больше, например, чем на некоторых специалистов с высшим образованием.

О том, удастся ли поднять престиж рабочих профессий в России и действительно ли сегодня существует перекос в сторону высшего образования, газете ВЗГЛЯД рассказал председатель наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития, лауреат премии президента Российской Федерации в области образования Юрий Крупнов.

«ПТУ сегодня – это просто социальные загоны»

ВЗГЛЯД: Сегодня президент Дмитрий Медведев на заседании комиссии по модернизации заявил о необходимости преодолеть сложившийся перекос в сторону высшего образования и развивать систему среднего специального образования. Как вы относитесь к этой идее?

Юрий Крупнов: Давайте задумаемся: а что мы будем делать с существующим объемом высшего образования? Да, во всем мире, в частности в Японии, не просто взят курс, а, по сути, уже построено всеобщее высшее образование. То есть мир идет к всеобщему высшему образованию, а Россия, заявляя о модернизации, печалится о том, что у нас мало рабочих?

На передовых предприятиях, в том числе и в России (например, в Северстали), работают люди с двумя высшими образованиями. Рабочие сейчас – это не тот случай, который был 50 или 100 лет назад.

ВЗГЛЯД: Какими словами вы бы охарактеризовали ситуацию, в которых находится сейчас система ПТУ в России?

Ю. К.: Тут понятно, какая ситуация. В связи с отсутствием стратегии промышленного развития (то есть понятия, что такое современный завод, современная фабрика, что такое фабрика завтрашнего дня) мы не знаем, какой рабочий нам нужен. У нас рабочих мало не оттого, что у нас ПТУ мало или вузов много, а их мало оттого, что заводов все меньше и меньше. Не говоря уже о заводах завтрашнего дня.

Поэтому вопрос о ПТУ – печальный, поскольку, с одной стороны, все сбросили на регионы. И ПТУ, так же как и техникумы, остались заложниками тех возможностей, которые есть у субъектов Федерации.

А социальная составляющая?

Ю. К.: Сегодня ПТУ превратились в своего рода социальные гарлемы, социальные резервации, где учатся те ребята, которые по разным причинам не имеют возможности получить адекватное образование. Из ПТУ сегодня в рабочие специальности идет где-то максимум 15–20%. Есть разные соцопросы, можно спорить по этому поводу. Но в любом случае, не более 30%.

Реально ПТУ сегодня – это просто социальные загоны. Другое дело, как правильно сказал Юрий Лужков на Госсовете, ПТУ закрывать нельзя. Поскольку эта идея и социальную функцию перестанет выполнять. Но за этим стоит полный развал профессионального образования.

А что касается Фурсенко (Андрей Фурсенко – министр образования – ред.), более антиобразовательного министра с большей ненавистью к образованию, на мой взгляд, в России еще не было. Поэтому из этой проблемы ПТУ вырастают очень большие следствия.

«Во вчерашний день никого завлечь нельзя»

ВЗГЛЯД: Как вы считаете, возможно ли вообще поднять престиж среднего профтехобразования?

Ю. К.: Эта функция отталкивается от того, какую индустриальную систему мы строим. Понимаете, у нас на заводах сейчас, грубо говоря, линии выходят в лучшем случае 70-х годов. И мы дальше говорим – а как повысить престиж? Да никак его не повысишь! Нельзя подростка увлечь тем, что является уже давно устаревшим.

И второй момент. Нам нужен промышленный прорыв, нужна мощнейшая технологическая модернизация. При этом, конечно, возникает отдельный вопрос – как ее проводить, но по крайней мере нужно хотя бы в это верить. Во вчерашний день никого завлечь нельзя.

ВЗГЛЯД: А как обстоят дела со средним профобразованием на Западе?

Ю. К.: У нас совершенно разные системы. На Западе все-таки есть система более тесной привязки к корпорациям. Но, во-первых, это уже уходит в прошлое, потому что идет тенденция к всеобщему высшему образованию, а во-вторых, там и корпорации другие.

Там нет, условно говоря, 20 корпораций, которые составляют всю индустрию. А у нас в России именно так. В США таких корпораций, я говорю о самых крупных, более тысячи. Плюс у них вынесена масса производств за рубеж. Поэтому сопоставлять и что-то заимствовать извне просто бессмысленно.

ВЗГЛЯД: По словам Дмитрия Медведева, эффективно готовить специалистов сегодня можно только в сотрудничестве с предприятиями, чтобы молодежь училась актуальным, а не устаревшим профессиям. Как это сделать?

Ю. К.: Во-первых, предприятия должны быть передовые, а их очень у нас мало. А второй момент – и в этом всю жизнь и была специфика российского образования – это система наставничества, система стажировок. Это была отлаженная система стажировок, например в той же Бауманке, на передовых предприятиях ВПК.

То есть обсуждать вопрос, что нужна тесная связь, некорректно. Проблема в другом. На чем будет основана эта тесная связь? Когда есть государственная стратегия – это одно. Но когда просто корпорациям нужно отжать антропологический материал…

ВЗГЛЯД: Судя по всему, госкорпорации вы не любите…

Ю. К.: По сути, ведь корпорации до сих пор питались тем, что осталось от Советского Союза. Корпорации не вкладываются в банк профессиональной подготовки. И то, что Фурсенко надеется, что они будут куда-то вкладывать, – это либо полная его неадекватность, либо какая-то хитрость. Никто не будет вкладывать! Все хотят готового. Поэтому и жалуются, что плохие специалисты, неадекватные ПТУ… Конечно, хочется за 5 копеек получить готового профессионала мирового уровня.

Я советую сходить в ведущие наши вузы и посмотреть, какие там самые богатые лаборатории. Например, лаборатории Samsung, Intel и других зарубежных корпораций, которые, по сути, за наш счет готовят себе отличных специалистов.