Государство создает армию за 500 рублей в месяц

Недавно руководство российских вооруженных сил сделало ряд заявлений о грядущих изменениях в армии. Россиянам сказали, что для студентов могут отменить отсрочки и увеличить призывной возраст, а военным обещали в недалеком будущем резкое повышение зарплат. О том, чем вызваны возможные перемены в беседе с Рабкор.ру рассказал полковник в отставке, бывший начальник информационно-аналитического отдела Министерства обороны и пресс-секретарь министерства обороны, военный обозреватель «Комсомольской правды» Виктор Баранец.

В прессе активно обсуждают инициативу Генштаба о возможной отмене отсрочек для студентов и увеличении призывного возраста. Говорят ли подобные шаги руководства Вооруженных сил о дефиците людских ресурсов в России?

Пусть вас не удивят мои слова: людских ресурсов у нас достаточно. По официальным данным наших статистических органов, сегодня в России молодых людей призывного возраста, то есть которым от 18 до 27 лет, около 15 млн. Для комплектования армии нам необходимо 600-700 тысяч в год. Конечно, среди этих 15 млн более половины не подходят по состоянию здоровья, а еще ведь есть огромное количество тех, кто имеет различного вида отсрочки. А их у нас под 20. Пусть даже остается всего 5 млн. молодых людей, которых можно призывать. Но даже при этом, как видите, в России людских ресурсов для ежегодного пополнения Вооруженных сил хватает. А нам говорят о какой-то мифической «демографической яме». Это первое. Второе: попытки увеличить призывной возраст, сократить количество военных кафедр, отменить еще больше отсрочек, говорят, на мой взгляд, не о кризисе призывных ресурсов, а о глубоком кризисе призывной системы.А это, как сейчас модно говорить, комплексная проблема. За последние 20 лет была полностью развалена система военно-патриотического воспитания. Это выразилось в резком падении популярности военной службы в обществе, ее престижа. В стране сейчас капиталистическая идеология, а подход к призыву остался социалистический. Изменилась сама социальная психология. Одним лозунгами о священном долге и почетной обязанности молодежь в казармы уже не загонишь. При сегодняшних рыночных отношениях молодежь прекрасно понимает, что даже потерянный один год очень много значит для формирования будущей карьеры. Она хорошо понимает, что при капитализме любой труд, в том числе и воинский, – это тоже товар, который не может быть бесплатным. Вот почему среди поколения пепси стал популярным аргумент: «Извините, я государству ничего не должен». Кроме того, у нас развалился и институт призывной системы. Конечно, я имею в виду, прежде всего, военкоматы. Резко сократилось количество военкоматов – еще в недавние годы их было в стране 1,4 тыс., а сейчас на всю Россию – 82. В абсолютном большинстве из них уже нет штатных офицеров – там работают запаснички и сугубо гражданские люди. Также не способствует росту количества призывников и страшный образ дедовщины, которая, надо признать, действительно существует. Все это вкупе и привело к небывалому количеству уклонистов. Сейчас их в нашей стране порядка 212 тысяч! Что это? Это явный признак того, что люди не хотят служить в такой армии.

Такого не было даже в годы Великой Отечественной войны, хотя, казалось бы, тогда служба в армии была связана с небывалым риском для жизни – ведь армия была воюющей. Вероятность смерти была очень высокой. Но «косарей» были какие-то тысячи…

Увеличением призывного возраста – то есть увеличением количеств людей, на которых распространяется закон о воинской обязанности и военной службе, сокращением военных кафедр, отменой новой порции отсрочек, Минобороны хочет расширить призывную базу. А теперь представьте себе: рядом с парнем 18 лет оказывается тридцатилетний дяденька, у которого уже есть дети, профессия, который уже состоялся в жизни. Это предпосылка для нового витка дедовщины, причем дедовщины образованной. Минобороны же рассчитывает получить человека с образованием, а не того, который до армии зубную щетку в руках не держал или не знает, как пользоваться вилкой. Бывают среди рекрутов и такие…

А что необходимо сделать, чтобы решить проблему дедовщины, о которой говорят уже лет 20?

Эту проблему решить не удастся никогда, так как она генетически заложена в людях. Превосходство старослужащих над молодыми солдатами сидит у них в крови. Дедовщина есть и в других армиях мира – даже в самых лучших, скажем, в вооруженных силах Великобритании, США, Германии. Только там она проявляется в гораздо меньших масштабах, выражена не так резко. Там у людей совсем иной, скажем так, менталитет межличностных отношений, что в быту, что в армии. В этих странах другое отношение к закону, к выполнению воинского долга. Дедовщина же в Российской армии – это почти генетически присущая нашим людям агрессивность там, где только-только появляется самая примитивная система подчиненности, где существует «превосходство» в должности, возрасте, в опыте службы или работы. А если учесть «природное» и почти тотальное неуважение наших людей к закону, то и это – своего рода дрожжи, стимулирующие дедовщину. Чтобы хоть как-то придушить, пригасить дедовщину, государство обязано создавать в стране новую идеологию человеческих отношений, отношения к законам, к личности человека. В том числе, разумеется, и в армии. Дедовщина проявляется в детском садике, в школе, в институте, в подъезде, на улице, а затем благополучно бредет в армию, где принимает еще более жестокие формы. Разрушив старую коммунистическую идеологию, государство не смогло найти ей замену. А ей на замену сама пришла «распутная», жестокая, эгоистичная капиталистическая идеология. Общество стало злым, жестоким, эгоистичным. Многие моральные ценности выброшены в окно. И вот в этой среде и вырастают будущие солдаты. Будущие «деды». А мы в хвост и в гриву виним армию за «дедовщину». А надо винить власть.

А можно ли сделать нашу армию контрактной, чтобы хотя бы немного сгладить проблему дедовщины?

Первая программа поэтапного перехода Российской армии на контрактную основу была запущена еще в конце 1992 года. Таких Федеральных целевых программ запускалось в общей сложности аж три. Только на последнюю было выделено в общей сложности 149 млрд рублей, но и она с треском провалилась. Недавно об отказе от увеличения контрактников заявил сам президент России Дмитрий Медведев. Это значит, что мы будем иметь Вооруженные силы, которые на 90% комплектуются призывниками. То есть фактически, мы возвращаемся к системе, которая существовала в СССР. С той лишь разницей, что в советской армии не было контрактников, люди служили 2-3 года. И за это время можно было подготовить хорошего солдата-специалиста. Сейчас – только один год. Это что-то типа ускоренных курсов подготовки младших специалистов. За этот срок можно лишь слегка натаскать военного дилетанта. Вы спрашиваете: «Можно ли сделать полностью профессиональную армию»? Можно, если государство не будет оказывать финансовую поддержку одним только олигархам и банкирам, экономя в то же время на армии. Это ложь, что на профармию нет денег. Для этого сначала надо бы в 2 раза увеличить военный бюджет – с 40 до 80 млрд. долларов. Есть такие деньги в стране? Есть! Но в период первоначального накопления капитала, в период формирования капиталистической буржуазии, власть сама увлечена накопительством. Армия отступает на второй план. Она лишь говорит об уважении к армии и слишком мало реально делает, чтобы армия была современной, хорошо обученной и хорошо вооруженной. Мы погрязли в трепе о реформах.

Недавно министр обороны Анатолий Сердюков заявил, что в ближайшее время будет существенно увеличено денежное довольствие военнослужащих, что лейтенант будет получать порядка 55 тыс. рублей. Насколько это возможно?

Это красивые сказки, которыми власти давно пользуется, говоря военным: «Подождите немного и мы вам дадим столько-то». Далее военным обычно рассказывают, как хорошо они будут жить в 2020, 2030 или в 2050 годах. Но армия хочет, чтобы ей давали здесь и сейчас. Вот вы говорили о контрактной армии. Повторюсь: для нее нужно порядка 90 млрд. долл. в год. Однако власти нашей страны хотят получить профессиональную армию за 500 рублей в месяц – столько получает солдат-срочник по призыву за месяц! Извините, это же рабство. В армиях других государств, где сохранился призыв, которые все так любят приводить в пример, совершенно другая зарплата.

Но ведь в мире есть армии, которые комплектуются по призыву, и при этом успешно выполняют поставленные задачи, например армия Израиля…

На них кивать нет смысла, так как эта страна существует в совершенно других условиях. Это маленькое государство фактически живет в режиме осажденной крепости – оно находится в окружении недружественных ему государств, организующих различные акции протии него. Поэтому и отношение к делу защиты страны там другое. А вот поучиться выполнять свой конституционный долг по обороне Отечества у израильтян стоит. Другое дело, что в мире существует немало армий, которые, как и наша, комплектуются по смешанному принципу. В мире сегодня 180 армий, из них порядка 30 формируются по смешанному принципу. И что мы там видим? Мы видим там, что солдаты по призыву – это достойные, уважаемые граждане своей страны, что служба там в почете. Что служба там – отличная стартовая карьерная площадка. Там люди идут служить по призыву, чтобы получить некий социальный бонус, а не бить сослуживцу морду от злости. Почему так? Да потому, что там другой уровень жизни, там другой военный бюджет, там служба почетна. Там за 15 долларов в месяц призывник не служит. А мы по этой части в ряду самых бедных стран мира! Нашего солдата-призывника по части денежного довольствия можно сравнить разве что с самым бедным солдатом – афганским! И вот тут-то оказывается, что мы самые жадные.

В последние годы много слухов идет о том, какое оружие необходимо российским военным, часто говорят, что его необходимо покупать за границей. Самым ярким примером здесь можно назвать переговоры о покупке французского вертолетоносца «Мистраль». Как вы думаете, это нам действительно необходимо?

Если взглянуть на наш Военно-промышленный комплекс внимательно, то окажется, что он представляет собой странную картину. Треть его разработок действительно ведется на мировом уровне (сюда я бы отнес ряд систем ПВО, ряд самолетов фирмы Сухого, некоторые подводные лодки). Вся эта продукция имеет спрос на мировом уровне. Что же касается остальных двух третей – там сегодня царит хаос и развал. Продукция этой части нашего ВПК неконкурентоспособна, она не подходит даже для российского рынка, для Российской армии. Вот недавно начальник вооружения нашей армии, замминистра обороны Владимир Поповкин отозвался о наших боевых машинах, как о гробах. Его фраза чуть не привела к пересмотру ряда международных контрактов. Иногда мы сталкиваемся с тем, что руководство Минобороны само не может решить, покупать нам ту или иную продукцию, или производить самим. Отсюда закупка израильских беспилотников и иных систем. Что же касается вертолетоносца «Мистраль», то его покупку обсуждают у нас все – от бабушек на лавочках до военных аналитиков. Кто-то говорит, что Российская армия не ведет операций, в которых можно использовать этот корабль. Грузия и Латвия уже выражают опасения. Многие вопрошают: «На что мы в очередной раз выбрасываем 500 млн евро». Это за один корабль. А мы намереваемся их иметь четыре. Что, сами не можем построить такой корабль? Да, надо признать, что сегодня мы разработать корабль подобного уровня не можем. Но надо четко понимать, что за эти деньги мы купим не корабль в сборе, а бронированное корыто, так как французы отказываются продать нам свои системы управления этим судном. Кроме того, «Мистраль» рассчитан для базирования на нем французских вертолетов, которые мы покупать не хотим. Мы рассчитываем разместить на «Мистраль» наши тяжелые Ка-27, которые туда не влезают. В общем, по-видимому, покупка этого корабля – очередная авантюра. Мы его приобретем и не будем знать, куда девать…

Сейчас ряд военных экспертов говорит, что России не нужна армия большой численности. От большой войны нас убережет ядерное оружие, а для локального конфликта столь огромная, миллионная армия ни к чему. Как вы относитесь к подобным рассуждениям?

В мире существует множество принципов определения того, какое количество солдат нужно той или иной армии. Эту численность высчитывают исходя из населения на один квадратный километр, или на километр госграницы, исходя из ВВП, и разными другими путями. В России численный состав армии набирается уникально – «в зависимости от экономического положения государства». А при такой резиновой формулировке трудно понять, какой же наша армия может быть? Хотя рассудок вроде явно подсказывает, что численность армии должна, прежде всего, определяться количеством и характером военных угроз и людскими ресурсами. Все. Однако тут, мне кажется, надо понимать и еще один момент. Да, сегодня войны становятся в основном внеконтактными, в них широко применяется высокоточное оружие. Но все это актуально для таких армий, как США, техническое оснащение которой превышает наше на порядки! В современных российских реалиях уповать исключительно на ядерное оружие глупо. Сейчас в мире возрастает риск региональных или локальных конфликтов, при которых ядерное оружие не поможет. Комплексы «Тополь-М» в них окажутся ни к чему. Просто российским властям предоставлен уникальный шанс модернизировать вооруженные силы под ядерным зонтиком. Пока ядерное оружие дает возможность обеспечить гарантии безопасности, суверенитета, и в таких вот «тепличных» условиях улучшить свою армию. Армию, готовую успешно воевать с любой современной армией. Вспомните август 2008 г. Мы сравнительно легко победили Грузию. Но второй Грузии уже не будет. Это государство извлекло уроки из той войны. Его вооруженные силы меняют сейчас принципы ведения разведки, связи, управления, качественно перевооружаются. Я боюсь, что если бы против нас стала действовать нынешняя грузинская армия, победить ее за 5 дней не получилось бы.

На ваш взгляд, что нужно сделать, чтобы Россия получила по-настоящему современную армию?

Прежде всего надо, чтобы ее строительством занимались профессионалы. У нас же Министерством обороны руководит большой спец по мебели и налогам и профан в военном строительстве. Зато в Кремле его считают «эффективным менеджером». Все говорят: при нем началась настоящая военная реформа, он от разговоров о ней перешел к делу. Вот давайте посмотрим, что он сделал. Он изменил военную форму, переименовал дивизии в бригады, уменьшил высоту тульи на офицерских фуражках на два сантиметра, а также переименовал военные ВУЗы в военно-учебные научные центры. Суть же армии от всех этих нововведений не изменилась. Армия не получила ни новых систем управления, ни новых учебных центров, ни учебных тренажеров современного типа. Таким образом, мы видим: в рамках якобы реформы Минобороны пытается покрыть лаком ржавую железку, превратив программу реформирования войск в банальное очковтирательство. Недавно главный военный прокурор Сергей Фридинский заявил, что по результатам проверки выполнения программы обеспечения военных жильем выявлено множество преступлений. Или еще пример: премьер Владимир Путин обещает в ближайшее время обеспечить квартирами уволенных в запас военных – и тут же Государственная дума откладывает рассмотрение соответствующего законопроекта до 2012 г. При таком подходе к вооруженным силам современную армию не создать.