Александр Никонов: Отказаться от религии

Когда у нас смыло прежнюю красную религию под названием коммунизм, а коммунизм – это религия, там были свои священные мощи, лежащие в мавзолее, на которые все практически молились, там был свой рай, перенесенный в далекое светлое будущее. Все это было, и эта религия ушла. И вот это пустое место начало заполняться. Неглубокое, конечно, потому что слишком мелка эта интеллектуальная составляющая. Эта мелочь быстро заполнилась тем, что под руку пришло, – затекло православием, и сейчас у нас все православные. Кремль думает, что с помощью религии можно спаять народ, скрепить страну, но все наоборот.

Сейчас происходит развал страны, и чем больше Кремль педалирует православие, тем хуже будет России, потому что Россия – многоконфессиональная, многонациональная страна и пережила то самое семидесятилетие коммунистической религии плюс атеизм. Вот этот страшный микс нельзя выплавить и заполнить православием. Почему? Все очень просто. Первое: в 133 странах проводили исследования по изучению IQ –среднего интеллекта нации. Выяснилась очень интересная вещь: чем выше коэффициент интеллекта, тем выше экономическое развитие страны, как правило. Более того, чем выше коэффициент интеллекта, тем страна севернее, больше там продолжительность жизни и меньше вера. По шкале, если в условных единицах отложить религиозность в стране, а на другой – степень экономического развития, то мы увидим четкую тенденцию: чем общество более религиозно, тем оно менее экономически успешно. В наиболее бедных странах – исламских, африканских – самый большой процент религиозных фанатиков. Напротив, например, в Дании закрывают церкви, потому что они не могут платить аренду, и продают на аукционе как пустые помещения. Это говорит о том, что Россия может быть или богатой и развитой страной, или страной религиозной. Сейчас нас тащат от богатства в сторону религии. Я считаю, что это неправильно.

Я считаю, что современное общество, постиндустриальное, настолько разнообразно, то есть люди и виды деятельности, психотипы в нем настолько разнообразны, что они совершенно не могут удовлетвориться одной идеологемой, будь то христианская, будь то любая. Пожалуй, единственная религия – протестантизм, которая более-менее скрепляет американское общество. По американскому обществу – это отдельная песня, по которой можно прочесть отдельную лекцию. Протестантизм – это наименьшая религия из всех религий, потому что там основные идеологемы: если ты преуспеваешь в бизнесе, если у тебя есть «бабульки», то значит, Бог тебя любит. Иными словами, происходит замещение: вместо Бога появляется доллар. Доллар, о котором с такой нелюбовью говорят патриоты, клерикалы, является самой мощной и самой объединяющей религией на свете, просто потому, что мы – приматы, потребляющие создания, потому что нам нужно постоянно что-то есть, пить, нам нужна энергия. Все это связано одним словом – «деньги». А вот религия и деньги немного по разные стороны баррикад. Так онтологически сложилось. В плане развития страны мы сможем обойтись без идеологии, если мы хотим развития страны, и, напротив, если мы хотим идеологии, то страна развалится.

Если мы хотим, чтобы у страны было будущее, нам нужно первым делом отказаться от религии и идеологии. Если мы хотим воевать, нам нужна и религия и идеология, потому что религия как форма идеологии – это просто военный инструмент, точно так же как дружба мужская – это не что иное, как военный инструмент, связи психологические между самцами на войне. Так как самки не воюют, говорят, что из бабы друг – как из говна пуля. То же самое в масштабах государства религия и идеология. Это военный инструмент, который сплачивает нацию против общего врага. Если мы хотим сплотить нацию против мусульман, нам нужна православная идеология, которую будут забивать с детства. Мы же понимаем, что это раскол страны. Если мы хотим сплотить мусульман против православных, давайте насаждать мусульманство. Но если мы хотим, чтобы люди дружили, мы ни в коем случае не должны педалировать такие тонкие вопросы, как вопросы веры. Это катастрофа для России.