Что мы можем вынести из празднования Дня Победы?

«Эклектизм и противоречивость идеологии – главное, что мы можем вынести из празднования Дня Победы»

События, которые на первый взгляд носят чисто протокольный характер, тем не менее, дают очень многое, как для понимания идеологии государства в целом, так и идеологии праздника Победы. А так как день 9 Мая объявлен главным государственным праздником страны, то для нас много поучительного в том, что мы увидели как во время парада, так и в процессе подготовки к этому событию.

Главная мысль, которая возникает после просмотра парада – это бросающаяся в глаза эклектичность самой идеологии главного государственного праздника. А если это так, то естественно, эклектична и государственная идеология в целом. Во-первых, совершенно понятно, что Великая Победа нашего народа над нацизмом вместе с союзниками – это бесспорно символический капитал, который многие сейчас пытаются нещадно эксплуатировать и использовать для своих политических целей.

Многие в процессе подготовки парада обратили внимание на то, что участие войск НАТО в этом мероприятии совершенно неуместно. Хотя некоторые говорят, что вместе с нашими военными прошли якобы наши союзники, те, кто воевал вместе с нами во Второй мировой войне. Однако те, кто об этом говорит, забывают о том, что после 1945 года произошли некоторые события, забывать которые не стоит, потому что невозможно вычеркнуть из истории те или иные её страницы. Уже в 1950-е годы наши и американские военные напрямую противостояли друг другу в корейской войне. Наши летчики вступали в прямое боестолкновение с ними, и были сбитые и пленные с той и другой стороны, что не афишировалось в советское время. Затем была вьетнамская война, когда те, кого называли военными советниками, нашими и американскими, тоже противостояли друг другу. Наши были на стороне Северного Вьетнама, американские – на стороне Южного. Затем, как известно, был Афганистан, где отставные офицеры ЦРУ обучали моджахедов, которые воевали с советской армией. Всё это было частью «холодной войны», в которой победили не мы, а НАТО. Поэтому, когда сейчас войска НАТО идут по Красной площади и Президент Медведев говорит о том, что Победа – это наше общее дело, то не вполне понятно, что делать с этими пятьюдесятью с лишним годами, которые прошли после 1945 года.

Но при всех реверансах в сторону союзников, по правую руку от Медведева, как говорят на церковнославянском – одесную, стоял отнюдь не президент США или премьер-министр Великобритании, а председатель госсовета Китая…

Сейчас говорят о том, что Россия должна каяться за Катынь и за другие вещи, но те события, которые я перечислил, почему-то даже не вспоминаются. Получается, что из истории вычеркиваются определенные страницы ради того, чтобы создать такую искусственную идеологию.

Если наш уважаемый Президент говорит, что Победа – это наше общее дело, но мы должны быть начеку, потому что силы зла не успокаиваются, то не вполне понятно, что имеется в виду под «силами зла»? Неужели какие-то отдельно взятые банды террористов? Ведь понятно, что стратегическое вооружение, которое демонстрировалось на параде, – бомбардировщики, баллистические ракеты, средства ПВО и т.д. – не предназначено для борьбы с бандами террористов. Значит, вопрос повисает в воздухе. Если нам говорят, что войска НАТО – это наши союзники, а Победа – наше общее дело, и мы вместе будем противостоять злу, то непонятно, что есть зло? Зло не может быть абстрактным, оно всегда персонифицировано. Очевидно, что никто не будет ловить Бен Ладена с помощью ракет стратегического назначения.

И, наконец, когда в параде Победы участвуют отдельно представители стран СНГ, которые образовались на постсоветском пространстве, то не станем забывать о том, что другие государства, входившие ранее в Советский Союз, занимают достаточно воинствующую позицию, которая не приемлет ту идеологию Великой Победы, которую пытается поднять на щит политическое руководство нашей страны. Вспомним регулярные парады прибалтийских эсесовцев, вспомним процессы над советскими партизанами в Прибалтике. Понятно, что тут всё не так просто.

Наконец, слова Президента о Победе как общем деле и привлечении для парада стран НАТО подвисают, если посмотреть официальный государственный календарь США, в котором нет 9 Мая, как государственного праздника. То есть те, кого мы благодарим за то, что они были нашими союзниками на том историческом этапе, не считают это событие праздником, достойным отмечания на государственном уровне. И трансляция парада в Москве по ТВ в Америке велась только русскими каналами. Государственные каналы США и Канады, это я точно знаю, праздничных мероприятий, посвященных Дню Победы, не транслировали.

Также остается не решенным вопрос с портретами Сталина. Я послушал «Эхо Москвы» 9 Мая, и речь там шла не о Победе, а о преступлениях сталинизма. Другого момента эти люди, конечно, не нашли. Совершенно понятно, что сейчас те, кто говорят о том, что Сталин и Гитлер – это одно и то же, которые говорят о преступлениях сталинизма, на самом деле не интересуются Сталиным. Они преследуют свою цель, которую всегда преследовали либералы, которые в «холодной войне» были на стороне наших врагов. Их цель – уничтожение России, развенчание тех исторических и метафизических смыслов, на которых она основывается. Как сказал в своё время Зиновьев: целились в коммунизм, а попали в Россию. Вот и сейчас они, говоря о сталинизме, реальной целью ставят, конечно, Россию.

Еще один момент, связанный с задрапированным мавзолеем. Надо бы уже как-то определиться по этому вопросу: либо это сооружение снести, либо не нужно его драпировать. Потому что исторический парад 1941 года и парад Победы 1945 года происходили, когда руководители государства и союзники стояли на трибуне мавзолея. Никто его не драпировал. Здесь опять же присутствует эклектика в государственной идеологии.

Органичным продолжением парада, из сугубо официальных торжеств явилась серия концертов на военные темы, которые мы имели возможность наблюдать по ТВ. Конечно, впечатление это оставило, по большей части, удручающее. Есть вещи органичные для современных попсовых певцов, но военные песни в исполнении Маши Распутиной и девушек-»фабриканток» для людей, которые ещё не потеряли эстетического вкуса, воспринимаются как издевательство. Ведь военные песни – это, безусловно, явление высокого искусства.

К сожалению, приходится констатировать, что в самой идеологии праздника отсутствовало главное. Праздник – это не просто картинка, которую можно показать по телевидению, а это установление связи с высшим метафзическим смыслом. Таковы все православные праздники. Государственные праздники, которые устанавливаются на общегосударственном уровне, тоже, в каком-то смысле, должны нести в себе реальную метафизическую связь. Но нынешние торжества показали, что люди, которые всё это срежиссировали, воспринимают праздник именно как картинку, которую надо хорошо показать. За пределами этой картинки и пиаровских технологий они просто не мыслят. Но радость не может быть постановочной.

Люди, которые раньше пели известные всем военные песни, те, кто радовался Победе в 1945 году, имели за плечами войну, грандиозное историческое деяние ими совершенное. А что имеют за плечами, пусть даже хорошие и искренние, члены движения «Наши», которых свезли с разных регионов в Лужники, для того чтобы показать их в роли зрителя? Нельзя сыграть роль зрителя. Можно искренне сопереживать празднику, опираясь на его высший метафизический смысл. Но в данном случае мы этого не увидели и не почувствовали.

Конечно, намерения организаторов были искренними, во что мы все верим, но в целом задуманное ими не получилось. И не получилось изначально по той причине, что наши политические лидеры государства с одной стороны пытаются использовать тот символический капитал, который представляет собой великая Победа нашего народа над нацизмом, которая, безусловно, является центральным событием советского периода истории, а с другой – боятся его метафизического смысла. В силу всего этого, то, что сегодня пытаются представить в виде доминирующей идеологии в нашей стране, носит эклектический, неустойчивый, неопределенный характер.

Из вышеизложенного можно сделать вывод, что идеология России как национального государства, которое разделяет европейские ценности и является полноправным членом так называемого «мирового сообщества», под которым, конечно, в первую очередь имеется в виду Запад, является внутренне противоречивой. Эклектизм и противоречивость идеологии – это главное, что мы можем вынести из празднования Дня Победы.