“Медведи” планируют отменить 8-часовой рабочий день

С 8-часовым рабочим днем, который был установлен в России на четвертый день после провозглашения Советской власти, 11 ноября 1917 года, может быть покончено, если Федеральное собрание и президент примут поправки в Трудовой кодекс, подготовленные РСПП. Публикация в газете «Правда».

В советской пропаганде было несколько суровых стандартных словосочетаний-оценок. Одна из них: звериный оскал капитализма. Из-за частого повторения она тогда даже обветшала и стала вызывать недоверие. Теперь мы «своим горбом и всей спиною» познаём её беспощадную точность. На днях Российский союз промышленников и предпринимателей (работодателей) (РСПП) обнародовал проект своих поправок в Трудовой кодекс. В них, в частности, предлагается перевести экономику страны на 60-часовой рабочий день. Воистину звериная инициатива.

Нуворишам всё мало, мало, мало

Несколько слов об РСПП. Это откровенно классовая организация, объединяющая представителей крупного и значительную часть среднего капитала. Её организационные основы были заложены (не поверите!) ещё в 1990 году под вывеской Научно-промышленного союза, созданного по образцу Императорского союза промышленных и торговых организаций. Два года спустя РСПП принял практически нынешний вид. О его сущности говорит уже то, что именно эту структуру часто величают политбюро российского капитала. Не являясь публичной политической организацией, РСПП активно влияет и на деятельность исполнительной власти, и на принимаемые законы. Так, при его участии (а точнее: под его надзором) принимались и Трудовой кодекс, и Налоговый кодекс, и другие основополагающие законы нынешнего Российского государства.

Минувшей весной на очередном съезде российских капиталистов были определены основные направления первоочередной переделки нашего общества в интересах нуворишей. Был там и пункт об удлинении рабочей недели. На днях Комитет по рынку труда и кадровым стратегиям РСПП, возглавляемый героем Куршевеля М. Прохоровым, разработал проект поправок к Трудовому кодексу. Они повергли в оторопь даже последовательных защитников капиталистического миропорядка.

Прежде всего шокировало предложение перейти от 40-часовой рабочей недели к… 60-часовой. Это значит, что наёмный работник будет вкалывать на своего хозяина либо по 12 часов (по полсуток!) пять дней в неделю, либо у него будет 10-часовой рабочий день с выходным только в воскресенье. По привычке к постоянному лицемерию политбюро работодателей, правда, оговорило, что переход на новый график будет осуществляться с согласия работника. Но цинизм этой оговорки очевиден, идёт ли речь о бригадной организации труда, о рабочих конвейера и т.п. Человеку труда капиталисты готовы предоставить один выбор: переходить на 60-часовую неделю или терять рабочее место.

На фоне этой заготовки законодательной поправки показались уже мелочью другие предложения РСПП: перейти от бессрочных договоров о найме к срочным; сократить с двух до одного месяца срок, за который работодатель должен уведомить наёмного работника об изменениях в трудовом договоре, даже если дело касается увольнения; отказать заочникам в учебных оплачиваемых отпусках, если они не направлены на учёбу компанией, и т.п. Смысл поправок ясно выразили юристы капиталистического политбюро: действующий Трудовой кодекс «очень сильно защищает работников».

Впрочем, сегодня инициаторы поправок начали пятиться назад: нас-де не так поняли. Снова господа лукавят. Начнём с того, что принятый в 2002 году антирабочий Трудовой кодекс теперь вызывает недовольство класса хозяев: они жаждут куда большей свободы рук в отношении тех, кого они наняли. Своё недовольство они упаковывают в модную обёртку. Так, долларовый миллиардер М. Прохоров велеречиво вещает: «Необходимость внесения поправок объясняется тем, что нынешнее трудовое законодательство слишком защищает права работников (снова та же песня! – В.Т.), сдерживая модернизацию производства, в то время как Россия отстаёт от развитых стран по производительности труда в три-четыре раза».

Услужливый главный государственный (то есть говорящий от имени государства и выражающий его позицию) санитарный врач РФ Г. Онищенко поторопился заявить, что навязываемое «господами» удлинение рабочей недели в полтора раза «не повредит здоровью нации, главное – провести реформы аккуратно, с индивидуальным подходом и постепенно».

Однако трелями сих соловьёв заслушались немногие. По данным социологов, 58% вовлечённых в экономику россиян возражают против предложения РСПП узаконить 60-часовую рабочую неделю, тогда как согласных с инициативой-соковыжималкой лишь 27%, то есть в два с лишним раза меньше. Не объявился пока и тот персонаж, который готов стать субъектом законодательной инициативы, демонстрирующей звериный оскал капитализма. Но отсюда не следует, что пузырь поправок лопнул. Наоборот, дан старт кампании по подготовке «общественного мнения». А класс частных собственников продемонстрировал своё стремление резко повысить степень эксплуатации пролетариата.

Лукавые ссылки временщиков на модернизацию

Попытаемся, однако, поискать экономический смысл в намерении магнатов заставить наёмных работников гнуть спину на своих хозяев 60 часов в неделю. Может быть, в последние годы в стране простаивают производственные мощности из-за недостатка рабочей силы? Обратимся к данным Росстата.

При официальной продолжительности рабочей недели в 40 часов фактическая средняя её продолжительность составляет чуть больше 38 часов. Причём инициаторами её усечения выступают работодатели. А ведь речь идёт в первую очередь о докризисной ситуации, когда экономика РФ была самой успешной за всё время после реставрации капитализма. Численность рабочих, которым были предоставлены неоплачиваемые отпуска по инициативе администрации, в 2007 году равнялась почти 400 тысячам человек (в начале «тучных 2000-х» она составляла примерно по 2 миллиона человек ежегодно). В 2008 году, которого едва коснулось крыло кризиса, она снова приблизилась к миллиону работников.

Потери рабочего времени от подобных непрошеных отпусков в 2007 году приближались к 65 миллионам человеко-часов. Статистики подсчитали, что эти потери равны прогулу 47 тысяч рабочих. А ведь это был самый успешный год нового столетия. В другие, тоже «тучные» годы этот показатель колебался от 100 тысяч до 350 тысяч смен, потерянных по указанию администрации. Следовательно, использование производственных мощностей связано не с дефицитом рабочей силы, а с хозяйственной несостоятельностью толстосумов.

Может быть, рабочие места оснащены такой высокотехнологичной, наукоёмкой техникой, что обслуживающие её люди не в состоянии овладеть ею? Но государственная статистика опровергает и эту версию. В нынешнем официальном издании Росстата «Экономическая активность населения России» приведены следующие данные. В 1995 году доля безработных среди лиц с высшим образованием составляла 9,2%. В 2000-м она поднялась до 11%, в 2003-м – до 11,2%, в 2007 году – до 11,5%, а прошлогодний её показатель достиг уже 12,3%. Среди лиц с неполным высшим образованием доля безработных в 1995 году составляла 2,3%, а теперь она достигла 3,3%. Новые хозяева предпочитают заменять инженеров техниками. Но не потому, что они лучше справляются с обязанностями, а потому, что им можно платить более низкую зарплату.

Похожая ситуация и на рабочих местах, требующих физического труда. Доля безработных среди имеющих начальное профессиональное образование (так вычурно сейчас именуются выпускники профессионально-технических училищ) стабильно растёт. В 2000 году она составляла 13,1%, в 2005-м – 16,2%, а сейчас превышает пятую часть рабочих с серьёзной профессиональной подготовкой. В то же время доля безработных за последние 14 лет среди лиц, имеющих общее среднее образование, но не прошедших профессиональной подготовки, сократилась на 10%, а среди тех, чьё общее и профессиональное образование окончилось в 8-9-х классах «основной» школы, – на 8%.

На этом фоне разглагольствования о том, что переход на 60-часовую рабочую неделю вызван потребностями модернизации, свидетельствуют либо о профессиональном невежестве магнатов, либо об их сознательном вранье. В 2009 году в проведение научно-исследовательских, опытных и конструкторских работ (НИОКР), по данным журнала «Эксперт», крупный капитал вложил 12 миллиардов рублей. Это всего-навсего 0,2% совокупного дохода всех ведущих компаний страны. Кто-то возразит: в кризис не до модернизации. Но, во-первых, тот же Прохоров разглагольствует о модернизации как причине увеличения рабочей недели в полтора раза в пору продолжающегося кризиса. Во-вторых, в докризисном 2007 году расходы крупнейших капиталистических компаний России на НИОКР составляли тоже только 0,4%. В технологически продвинутых странах этот показатель почти в четыре раза выше – не менее 1,5% совокупного дохода компаний.

Торжество жадности не бесконечно

Нет, дело совсем не в модернизациях, инновациях и прочих модных ныне бантиках. Предлагаемые РСПП поправки в Трудовой кодекс порождены откровенной жадностью и корыстью нуворишей. Даже журнал «Эксперт», не прячущий своей буржуазной направленности, честно подметил, что 60-часовая рабочая неделя поможет бизнесу сэкономить на сверхурочных.

Хотя сверхурочные – это всё-таки частность. Там, где дело касается большого бизнеса, надо искать большую прибыль. Старая истина подтвердилась и в этот раз.

Валовой внутренний продукт (ВВП) можно представить как сумму трёх составляющих: оплата труда, прибыль и доходы (в зависимости от вида деятельности) и налоги. Поэтому по структуре ВВП можно выяснить соотношение труда и капитала.

Возьмём отрасли, в которых производятся новые товары, и посмотрим соотношение совокупной прибыли и совокупной зарплаты. Могут возразить, что часть совокупной прибыли идёт на налоги, другая – на расширение производства и прочие инвестиции. И это правда. Но налоги взимаются и с зарплаты, причём больше, чем с прибыли и с доходов от предпринимательской деятельности. А главное – они идут на укрепление государства, служащего интересам капитала. Что касается инвестиций, то они вкладываются бизнесменами во имя расширения собственных состояний, собственного капитала, то есть своей будущей прибыли.

Начнём с обрабатывающих производств, где крупные компании теперь встречаются не часто и дела в отрасли идут ни шатко ни валко. В 2007 году в обрабатывающих производствах суммарная прибыль превышала зарплату в 1,6 раза. В 2008-м этот показатель из-за начавшегося кризиса снизился до 1,59 раза. Добыча полезных ископаемых – сфера более благополучная, но и более пострадавшая от кризиса. В 2007 году здесь прибыль совокупного капиталиста в 2,77 раза превышала совокупную оплату труда, а в 2008-м это соотношение снизилось до 2,38 раза. Не будем трогать ни сельское хозяйство, где разрыв между прибылью и зарплатой четырёхкратный, ни тем более торговлю.

Теперь прикинем, к каким последствиям приведёт полуторакратное увеличение рабочей недели. Предположим самый немудрёный вариант: все пропорции сохранятся без изменений. Зарплата наёмных работников вырастет в полтора раза, такой же прирост будет и в прибыли магнатов и их меньших братьев по классу. Вроде бы всё по-честному. А вот результат. Стоимость рабочей силы вырастет: из-за резко увеличившейся нагрузки потребуется больше средств на восстановление способности к труду. Цена же рабочей силы, известная всем как заработная плата, несмотря на увеличившуюся сумму в платёжной ведомости, останется прежней. Следовательно, эксплуатация труда капиталом вырастет.

К этому же выводу приводит и другая сторона той же арифметики. С ростом продолжительности недели в полтора раза увеличится масса прибыли. В полтора раза возрастет число рублёвых и долларовых миллиардеров. Значит, усилится поляризация общества.

К тому же наёмные работники лишатся возможности продолжать образование в заочных и вечерних учебных заведениях. Следовательно, социальный лифт, который позволял рабочему становиться инженером, окончательно выйдет из строя. Магнаты жаждут закрепить нынешнее расслоение общества, чтобы обеспечить свои привилегии на века.

Однако история учит, что борьба за восьмичасовой рабочий день была одним из самых революционизирующих факторов для рабочего класса. И возобновить эту борьбу надо сейчас, сегодня, пока РСПП не протащил свою волю через послушную капиталу Госдуму.

«Вперед» в 19-й век: «Медведи» планируют отменить 8-часовой рабочий деньВерсия для печати

2010-11-11 17:32
Kprf.ru.

С 8-часовым рабочим днем, который был установлен в России на четвертый день после провозглашения Советской власти, 11 ноября 1917 года, может быть покончено, если Федеральное собрание и президент примут поправки в Трудовой кодекс, подготовленные РСПП. Публикация в газете «Правда».

В советской пропаганде было несколько суровых стандартных словосочетаний-оценок. Одна из них: звериный оскал капитализма. Из-за частого повторения она тогда даже обветшала и стала вызывать недоверие. Теперь мы «своим горбом и всей спиною» познаём её беспощадную точность. На днях Российский союз промышленников и предпринимателей (работодателей) (РСПП) обнародовал проект своих поправок в Трудовой кодекс. В них, в частности, предлагается перевести экономику страны на 60-часовой рабочий день. Воистину звериная инициатива.

Нуворишам всё мало, мало, мало

Несколько слов об РСПП. Это откровенно классовая организация, объединяющая представителей крупного и значительную часть среднего капитала. Её организационные основы были заложены (не поверите!) ещё в 1990 году под вывеской Научно-промышленного союза, созданного по образцу Императорского союза промышленных и торговых организаций. Два года спустя РСПП принял практически нынешний вид. О его сущности говорит уже то, что именно эту структуру часто величают политбюро российского капитала. Не являясь публичной политической организацией, РСПП активно влияет и на деятельность исполнительной власти, и на принимаемые законы. Так, при его участии (а точнее: под его надзором) принимались и Трудовой кодекс, и Налоговый кодекс, и другие основополагающие законы нынешнего Российского государства.

Минувшей весной на очередном съезде российских капиталистов были определены основные направления первоочередной переделки нашего общества в интересах нуворишей. Был там и пункт об удлинении рабочей недели. На днях Комитет по рынку труда и кадровым стратегиям РСПП, возглавляемый героем Куршевеля М. Прохоровым, разработал проект поправок к Трудовому кодексу. Они повергли в оторопь даже последовательных защитников капиталистического миропорядка.

Прежде всего шокировало предложение перейти от 40-часовой рабочей недели к… 60-часовой. Это значит, что наёмный работник будет вкалывать на своего хозяина либо по 12 часов (по полсуток!) пять дней в неделю, либо у него будет 10-часовой рабочий день с выходным только в воскресенье. По привычке к постоянному лицемерию политбюро работодателей, правда, оговорило, что переход на новый график будет осуществляться с согласия работника. Но цинизм этой оговорки очевиден, идёт ли речь о бригадной организации труда, о рабочих конвейера и т.п. Человеку труда капиталисты готовы предоставить один выбор: переходить на 60-часовую неделю или терять рабочее место.

На фоне этой заготовки законодательной поправки показались уже мелочью другие предложения РСПП: перейти от бессрочных договоров о найме к срочным; сократить с двух до одного месяца срок, за который работодатель должен уведомить наёмного работника об изменениях в трудовом договоре, даже если дело касается увольнения; отказать заочникам в учебных оплачиваемых отпусках, если они не направлены на учёбу компанией, и т.п. Смысл поправок ясно выразили юристы капиталистического политбюро: действующий Трудовой кодекс «очень сильно защищает работников».

Впрочем, сегодня инициаторы поправок начали пятиться назад: нас-де не так поняли. Снова господа лукавят. Начнём с того, что принятый в 2002 году антирабочий Трудовой кодекс теперь вызывает недовольство класса хозяев: они жаждут куда большей свободы рук в отношении тех, кого они наняли. Своё недовольство они упаковывают в модную обёртку. Так, долларовый миллиардер М. Прохоров велеречиво вещает: «Необходимость внесения поправок объясняется тем, что нынешнее трудовое законодательство слишком защищает права работников (снова та же песня! – В.Т.), сдерживая модернизацию производства, в то время как Россия отстаёт от развитых стран по производительности труда в три-четыре раза».

Услужливый главный государственный (то есть говорящий от имени государства и выражающий его позицию) санитарный врач РФ Г. Онищенко поторопился заявить, что навязываемое «господами» удлинение рабочей недели в полтора раза «не повредит здоровью нации, главное – провести реформы аккуратно, с индивидуальным подходом и постепенно».

Однако трелями сих соловьёв заслушались немногие. По данным социологов, 58% вовлечённых в экономику россиян возражают против предложения РСПП узаконить 60-часовую рабочую неделю, тогда как согласных с инициативой-соковыжималкой лишь 27%, то есть в два с лишним раза меньше. Не объявился пока и тот персонаж, который готов стать субъектом законодательной инициативы, демонстрирующей звериный оскал капитализма. Но отсюда не следует, что пузырь поправок лопнул. Наоборот, дан старт кампании по подготовке «общественного мнения». А класс частных собственников продемонстрировал своё стремление резко повысить степень эксплуатации пролетариата.

Лукавые ссылки временщиков на модернизацию

Попытаемся, однако, поискать экономический смысл в намерении магнатов заставить наёмных работников гнуть спину на своих хозяев 60 часов в неделю. Может быть, в последние годы в стране простаивают производственные мощности из-за недостатка рабочей силы? Обратимся к данным Росстата.

При официальной продолжительности рабочей недели в 40 часов фактическая средняя её продолжительность составляет чуть больше 38 часов. Причём инициаторами её усечения выступают работодатели. А ведь речь идёт в первую очередь о докризисной ситуации, когда экономика РФ была самой успешной за всё время после реставрации капитализма. Численность рабочих, которым были предоставлены неоплачиваемые отпуска по инициативе администрации, в 2007 году равнялась почти 400 тысячам человек (в начале «тучных 2000-х» она составляла примерно по 2 миллиона человек ежегодно). В 2008 году, которого едва коснулось крыло кризиса, она снова приблизилась к миллиону работников.

Потери рабочего времени от подобных непрошеных отпусков в 2007 году приближались к 65 миллионам человеко-часов. Статистики подсчитали, что эти потери равны прогулу 47 тысяч рабочих. А ведь это был самый успешный год нового столетия. В другие, тоже «тучные» годы этот показатель колебался от 100 тысяч до 350 тысяч смен, потерянных по указанию администрации. Следовательно, использование производственных мощностей связано не с дефицитом рабочей силы, а с хозяйственной несостоятельностью толстосумов.

Может быть, рабочие места оснащены такой высокотехнологичной, наукоёмкой техникой, что обслуживающие её люди не в состоянии овладеть ею? Но государственная статистика опровергает и эту версию. В нынешнем официальном издании Росстата «Экономическая активность населения России» приведены следующие данные. В 1995 году доля безработных среди лиц с высшим образованием составляла 9,2%. В 2000-м она поднялась до 11%, в 2003-м – до 11,2%, в 2007 году – до 11,5%, а прошлогодний её показатель достиг уже 12,3%. Среди лиц с неполным высшим образованием доля безработных в 1995 году составляла 2,3%, а теперь она достигла 3,3%. Новые хозяева предпочитают заменять инженеров техниками. Но не потому, что они лучше справляются с обязанностями, а потому, что им можно платить более низкую зарплату.

Похожая ситуация и на рабочих местах, требующих физического труда. Доля безработных среди имеющих начальное профессиональное образование (так вычурно сейчас именуются выпускники профессионально-технических училищ) стабильно растёт. В 2000 году она составляла 13,1%, в 2005-м – 16,2%, а сейчас превышает пятую часть рабочих с серьёзной профессиональной подготовкой. В то же время доля безработных за последние 14 лет среди лиц, имеющих общее среднее образование, но не прошедших профессиональной подготовки, сократилась на 10%, а среди тех, чьё общее и профессиональное образование окончилось в 8-9-х классах «основной» школы, – на 8%.

На этом фоне разглагольствования о том, что переход на 60-часовую рабочую неделю вызван потребностями модернизации, свидетельствуют либо о профессиональном невежестве магнатов, либо об их сознательном вранье. В 2009 году в проведение научно-исследовательских, опытных и конструкторских работ (НИОКР), по данным журнала «Эксперт», крупный капитал вложил 12 миллиардов рублей. Это всего-навсего 0,2% совокупного дохода всех ведущих компаний страны. Кто-то возразит: в кризис не до модернизации. Но, во-первых, тот же Прохоров разглагольствует о модернизации как причине увеличения рабочей недели в полтора раза в пору продолжающегося кризиса. Во-вторых, в докризисном 2007 году расходы крупнейших капиталистических компаний России на НИОКР составляли тоже только 0,4%. В технологически продвинутых странах этот показатель почти в четыре раза выше – не менее 1,5% совокупного дохода компаний.

Торжество жадности не бесконечно

Нет, дело совсем не в модернизациях, инновациях и прочих модных ныне бантиках. Предлагаемые РСПП поправки в Трудовой кодекс порождены откровенной жадностью и корыстью нуворишей. Даже журнал «Эксперт», не прячущий своей буржуазной направленности, честно подметил, что 60-часовая рабочая неделя поможет бизнесу сэкономить на сверхурочных.

Хотя сверхурочные – это всё-таки частность. Там, где дело касается большого бизнеса, надо искать большую прибыль. Старая истина подтвердилась и в этот раз.

Валовой внутренний продукт (ВВП) можно представить как сумму трёх составляющих: оплата труда, прибыль и доходы (в зависимости от вида деятельности) и налоги. Поэтому по структуре ВВП можно выяснить соотношение труда и капитала.

Возьмём отрасли, в которых производятся новые товары, и посмотрим соотношение совокупной прибыли и совокупной зарплаты. Могут возразить, что часть совокупной прибыли идёт на налоги, другая – на расширение производства и прочие инвестиции. И это правда. Но налоги взимаются и с зарплаты, причём больше, чем с прибыли и с доходов от предпринимательской деятельности. А главное – они идут на укрепление государства, служащего интересам капитала. Что касается инвестиций, то они вкладываются бизнесменами во имя расширения собственных состояний, собственного капитала, то есть своей будущей прибыли.

Начнём с обрабатывающих производств, где крупные компании теперь встречаются не часто и дела в отрасли идут ни шатко ни валко. В 2007 году в обрабатывающих производствах суммарная прибыль превышала зарплату в 1,6 раза. В 2008-м этот показатель из-за начавшегося кризиса снизился до 1,59 раза. Добыча полезных ископаемых – сфера более благополучная, но и более пострадавшая от кризиса. В 2007 году здесь прибыль совокупного капиталиста в 2,77 раза превышала совокупную оплату труда, а в 2008-м это соотношение снизилось до 2,38 раза. Не будем трогать ни сельское хозяйство, где разрыв между прибылью и зарплатой четырёхкратный, ни тем более торговлю.

Теперь прикинем, к каким последствиям приведёт полуторакратное увеличение рабочей недели. Предположим самый немудрёный вариант: все пропорции сохранятся без изменений. Зарплата наёмных работников вырастет в полтора раза, такой же прирост будет и в прибыли магнатов и их меньших братьев по классу. Вроде бы всё по-честному. А вот результат. Стоимость рабочей силы вырастет: из-за резко увеличившейся нагрузки потребуется больше средств на восстановление способности к труду. Цена же рабочей силы, известная всем как заработная плата, несмотря на увеличившуюся сумму в платёжной ведомости, останется прежней. Следовательно, эксплуатация труда капиталом вырастет.

К этому же выводу приводит и другая сторона той же арифметики. С ростом продолжительности недели в полтора раза увеличится масса прибыли. В полтора раза возрастет число рублёвых и долларовых миллиардеров. Значит, усилится поляризация общества.

К тому же наёмные работники лишатся возможности продолжать образование в заочных и вечерних учебных заведениях. Следовательно, социальный лифт, который позволял рабочему становиться инженером, окончательно выйдет из строя. Магнаты жаждут закрепить нынешнее расслоение общества, чтобы обеспечить свои привилегии на века.

Однако история учит, что борьба за восьмичасовой рабочий день была одним из самых революционизирующих факторов для рабочего класса. И возобновить эту борьбу надо сейчас, сегодня, пока РСПП не протащил свою волю через послушную капиталу Госдуму.