Должна ли сумма денег равняться сумме товаров?

Почему в путинской России высокая инфляция?

Почему в стране, в границах которой сосредоточена треть мировых запасов полезных ископаемых, постоянно растут цены? Почему при лидирующих природных богатствах Россия не является лидером по уровню благосостояния народа по сравнению со странами, не имеющими столь богатых недр?

Наша псевдонародная власть не даёт ответа на столь животрепещущие вопросы народу, ожидания которого на лучшую жизнь опять отложила в длинный ящик необоримая инфляция.

«Премьер-министр РФ Владимир Путин назвал высокую инфляцию “ахиллесовой пятой” России с точки зрения подхода к кризису. У каждой страны свои проблемы, и для России это высокая инфляция, – указал премьер».

Премьер наш безальтернативный и равных себе не имеющий не указал, каким же образом при “лучшем” премьере и “лучшем министре финансов” мировой кризис среди развивающихся стран 20-ки наихудшим образом сказался на России. И что вызывает высокую инфляцию в стране, где обеспечение необеспеченных денег лежит под ногами от Калининграда до Владивостока.

Не сказав ничего кроме банальной констатации плачевного положения, премьер-сопрезидент оставил общество только с той минфиновской констатацией, что в безостановочном росте российских цен виноваты высокие мировые цены на нефть, и потому получается, что безостановочно развивающиеся экономики стран-потребителей нефти будут безостановочно разгонять инфляцию в России, оставляя почему-то в покое рост цен в таких странах-экспортерах нефти как Норвегия и Арабские Эмираты.

Однако, если обратиться к новейшей российской истории, резкая инфляция в РФ началась задолго до 2004 года, когда нефтяные цены пошли в резкий подъём.

В 1992 году, когда средние мировые цены на нефть были всего 25-30$ за баррель, бурный рост российских цен был вызван конкретными действиями Центробанка и правительства, которые запустили разгон цен, согласованно запустив их либерализацию и бурную кредитную и эмиссионную деятельность. То есть ЦБ значительно увеличил денежное предложение при одновременно снижаемом предложении товарном, а правительство Гайдара этот дисбаланс законодательно закрепило в отпускных ценах при разрушаемом “реформаторами” товарном предложении со стороны приватизируемой (читай разбазариваемой) промышленности.

Если кто не в курсе: базовое определение инфляции в кратком изложении – это превышение денежной массы над товарной, что ведет к обесцениванию денег.

Это чисто монетарное определение и взято за основу официального объяснения роста всех цен при замалчивании либеральным правительством Путина других факторов инфляции.

Но так же, как российская инфляция 90-х годов была вызвана не высокими мировыми ценами, а конкретными действиями ельцинской команды, точно так же инфляция нулевых годов продолжается конкретными действиями команды путинской.

Вот главные факторы, образующие высокую инфляцию в России:

1. Высокая конечная ставка кредитов банковского сектора с ЦБ во главе (около 20%). По закону рентабельности стоимость привлеченных кредитов для не могущих обходиться без кредитных средств предприятий-заёмщиков всегда переходит в себестоимость конечной продукции. Следовательно, чем дороже кредиты, тем дороже товары, чья стоимость еще увеличивается на величину процентной маржи коммерческих банков, только через которые ЦБ (по либеральной кудринской модели) кредитует реальных производителей.

2. Высокая степень монопольного произвола.

Ежегодный рост монопольных тарифов на электро- и теплоэнергию (на 15-25%) разгоняет рост цен прямо пропорционально величине задираемых газовых тарифов АБСОЛЮТНО по всей производственно-торговой цепочке страны, делая отечественные товары всё более неконкурентоспособными на фоне дешевеющего импорта.

Путинское правительство, лоббирующее не интересы рядового народа, а интересы узкого круга акционеров Газпрома (в который само входит) оправдывает рост тарифов инфляцией, которую сама (гос)корпорация Газпром непосредственно и разгоняет.

3. Высокое налоговое бремя.

Косвенные налоги, такие как НДС (18%), акцизы, пошлины и др. госпоборы, накручиваемые от балды федеральных чиновников на отпускную стоимость почти всех товаров и услуг, – непосредственно увеличивают инфляцию, поскольку ни один процент этих налоговых ставок не является товарно-обеспеченным.

4. Высокая забюрокраченность и взяточничество.

По оценке независимых источников, объём только зарегистрированных взяток в РФ достигает $300 млрд. в год. Это цена прохождения так называемых бюрократических барьеров, или административная рента, которую чиновники всех рангов вымогают с предпринимателей за разрешительно-оформительские ОБЯЗАТЕЛЬНЫЕ услуги от “слуг народных”.

Естественно, все эти поборы предприниматели и производители, не желая судиться против безнаказанного госаппарата и нести издержки из-за чиновничьего произвола, тоже закладывают в себестоимость товаров, ВСЕМИ нами ежедневно покупаемыми.

5. Девальвация рубля.

Ослабление курса рубля разгоняет на величину плавной, резкой или плавающей уценки нацвалюты стоимость всех отечественных товаров, использующих для изготовления импортное сырьё, компоненты или импортное оборудование. Если не считать продовольствия, то это уже минимум 70% от промышленных отечественных товаров.

Последний пункт следует несколько более развернуть, чтобы объяснить, что обусловливает рост цен от девальвации.

Девальвация (обесценивание) рубля является следствием того, что реальным обеспечением под эмиссию (выпуск) рубля является иностранная валюта. Именно её запасы в резервах ЦБ и обменный курс определяют объем рублевой массы в хождении. Эта привязка именуется валютным (внешним) управлением и была введена в России в 1992 году соглашением с МВФ, которое В.В. Путин еще раз закрепил в 4-й поправке в 2001 году. Что это соглашение означает?

Оно означает, что если, например, “Роснефть” продаст на внутреннем российском рынке добытый нефтебаррель, то ЦБ не увеличит денежную массу под это увеличение массы товарной. Если наше машиностроение выпустит трактора для российских аграриев, то ЦБ не выпустит рублей для финансирования бюджета на их закупку. А вот если нефтебаррели и трактора будут проданы на внешний, заграничный рынок за инвалюту, то только тогда, распожалуйста, ЦБ по обменному курсу вольет финансовую кровь в организм российской экономики (и отольет часть обратно на Запад в виде покупки американских облигаций).

Если же заграница не соизволит ничего покупать у РФ или цены на углеводороды уронят “суверенные” котировщики фондовых бирж, то сколько бы товаров и сырья не было выпущено отечественной промышленностью для внутреннего российского потребления – прямого денежного предложения со стороны ЦБ не будет. Но будет та самая девальвация, чтобы на бОльшую НОМИНАЛЬНУЮ разницу курсов эмитировать больше рублей, разгоняя цены на импортосодержащие отечественные товары тем больше, чем меньше золотовалютные запасы у ЦБ. Тем самым разгоняя “ахиллесову пяту” у немощного Владимир Владимировича, не могущего побороть инфляцию только потому, что он сам и его либеральная команда поддерживают её рост.

Все вышеизложенные факторы инфляции называются инфляцией издержек, или инфляцией накладных расходов, которыми алчная чиновничья вертикаль обложила экономику страны.

Инфляция издержек не имеет никакого отношения к инфляции монетарной, на которую кудринский Минфин списывает рост всех цен.

Наша экономика недомонетизирована по сравнению с развивающимися экономиками мира, где уровень монетизации 80-100%. (Уровень монетизации – степень насыщения деньгами – отношение денежной массы М2 к ВВП.)

Так например, денежная масса в Китае превышает его ВВП почти в 2 раза. 60,6 трлн. юаней ($8,87 трлн.) М2 / 33,53 трлн. юаней ($4,9 трлн.) ВВП в 2009 году.

Согласно кудринского монетарного понятия, инфляция в Китае должна быть 100%. Однако в 2009 г. там вообще была дефляция (снижение цен) – 0,7%.

В Японии в 2009 г. денежный объём М3 1,06 квдрлн. йен ($11 трлн.) приходится на 0,53 квдрлн. Иен ($5,1 трлн.) ВВП.

Вместо 100%-го роста цен по либерально-монетарной версии инфляции в 2008 году Японию охватил “жуткий” рост цен в 2%. А к концу 2009 и вовсе одолела дефляция в 1,7%.

В России же на текущий момент денежная масса всего 16 трлн. руб. НА 143% МЕНЬШЕ, чем ВВП в 39,06 трлн. руб.

460,71 млрд. долларов (15,3 трлн. руб.) в резервах Центробанка и 3,7 трлн. в рублях средств нефтегазовых фондов в денежную массу не входят и не участвуют в российском экономическом обороте.

Следовательно, все заявления, что российской экономике вредят слишком много необеспеченных нефтегазовых денег (которых в сумме с М2 не набирается, чтобы перекрыть ВВП) – это миф от аферистов из путинской команды.

Сложив проценты от 2-3 рассмотренных факторов инфляции, можно сделать совершенно точный вывод, что официальные цифры прошлогодней инфляции в 8,8% (да и все предыдущие) являются абсолютной ложью с высоких трибун. Следовательно, все росстатовские считалки о 3-кратном реальном росте доходов населения за “стабильное” путинское десятилетие являются фикцией, поскольку основаны на заниженной сфальсифицированной оценке инфляции.

Возвращаясь к поставленным в начале статьи вопросам, можно вынести следующий обобщающий вердикт: в путинской России потому высокий рост цен, что Россией управляет алчная иждивенческая власть ворократии, которая, прикрываясь дезинформацией об избыточной монетизации от высоких нефтегазовых цен, на самом деле обескровливает российскую экономику и с помощью спекулятивного, фискального и административного механизмов инфляции осуществляет свою личную “монетизацию”.

А чтобы Россия заняла лидирующее место по уровню жизни, достойное её великих территорий и природных богатств, народу требуется отказаться от культа алчности и наживы любой ценой, чтобы в кресла госчиновников усаживались только Граждане, готовые служить Отчизне, а не торговать ею на мировом рынке.

Ответ Сергею «Аnyhouser»у

Человек, прекрасно владеющий классической экономикой, Сергей Аnyhouser (таков псевдоним), совершенно справедливо разгромил в своей заслуживающей самого пристального внимания статье «Почему в путинской России высокая инфляция» проделки монетаристов ельцинского призыва.

«Почему в стране, в границах которой сосредоточена треть мировых запасов полезных ископаемых, постоянно растут цены?» – спрашивает Сергей. «Почему при лидирующих природных богатствах Россия не является лидером по уровню благосостояния народа по сравнению со странами не имеющими столь богатых недр?»

Очень многое в его статье справедливо и глубоко. Но есть и с чем поспорить. А поскольку тема архиважнейшая – недомолвок не должно остаться.

«Валютное (внешнее) управление означает, что если, например, “Роснефть” продаст на внутреннем российском рынке добытый нефтебаррель, то ЦБ не увеличит денежную массу под это увеличение массы товарной. Если наше машиностроение выпустит трактора для российских аграриев, то ЦБ не выпустит рублей для финансирования бюджета на их закупку. А вот если нефтебаррели и трактора будут проданы на внешний, заграничный рынок за инвалюту, то только тогда, распожалуйста, ЦБ по обменному курсу вольет финансовую кровь в организм российской экономики. (и отольет часть обратно на Запад в виде покупки американских облигаций)».

Здесь очевидно, что Сергей – сторонник теории баланса денежной и товарной масс: сколько товаров, столько должно быть и денег. Выпущено товаров на 100 рублей – можно печатать 100 рублей. Выпустили товаров на 500 – допечатывай 400 к 100 имеющимся и т.п.

Я постараюсь доказать, что эта теория, хотя и бесконечно лучше монетаристских бредней, все же в основе своей содержит формулу застоя, торможения научно-технического прогресса.

Начнем вот с чего:

Есть УЖЕ ИМЕЮЩИЕСЯ активы. Для них деньги не нужны, потому что они УЖЕ есть. Нужны вам деньги, чтобы пользоваться собственным чайником?

Далее, имеется ЦЕЛЬ РАЗВИТИЯ – сделать так, чтобы УЖЕ ИМЕЮЩИЕСЯ активы увеличились, выросли. Это пункт А и пункт Б в задачке про научную экономику. Для движения из пункта А в пункт Б нужно транспортное средство.

Таким транспортным средством (и просто СРЕДСТВОМ) выступает созданная на заре формирования государств КОНФИСКАЦИОННАЯ СИСТЕМА благ у населения. Это и есть ДЕНЕЖНАЯ СИСТЕМА.

Что такое деньги? Сами по себе – пустышка, бумага, а теперь даже просто «блип» (электронный импульс). Денег не существует без той силы, которая навязывает им ценность, силой настаивает на ценности этих условных знаков.

Условный знак (дензнак) + Сила (государство или банда) = инструмент ПЕРЕРАСПРЕДЕЛЕНИЯ уже имеющихся благ. Заметим, что о ЦЕЛИ РАЗВИТИЯ речи пока не идет – ставить её перед собой или нет, СИЛА решает самостоятельно.

Могут ли деньги существовать просто как тупая дубина, выколачивающая для фаворитов власти ценности у населения? Да, тому пример и ельцинизм, и долларовая система ФРС США. В этой схеме инфляция и девальвация – способ власти отречься от своих же собственных, прежде данных обещаний, аннулировать свои обещания, выданные в письменном виде населению.

Но умные правители всегда понимали, что тупая дубина не построит будущего. Она не справится с ЦЕЛЬЮ РАЗВИТИЯ. И умные правители усовершенствовали КОНФИСКАЦИОННЫЙ АППАРАТ, придав ему новые функции ПРОЕКТИРОВАНИЯ БУДУЩЕГО.

Что такое проект? Это бумага, по которой строится дом. Что такое денежная сумма, эквивалентная трактору? Это бумага, по которой строится трактор. Дополнение к чертежам трактора. Разрешение на его постройку со стороны власти. А вы как думали? Не разрешит власть – и сортира на её территории не построишь!

Проект нужен ДО строительства дома, а не ПОСЛЕ. Если дом уже построен – зачем тогда проект? УЖЕ ИМЕЮЩИЕСЯ активы в деньгах не нуждаются и, наоборот, сами приносят деньги.

Деньги нужны для ПЕРЕРАСПРЕДЕЛЕНИЯ ИМЕЮЩИХСЯ АКТИВОВ ТАКИМ ОБРАЗОМ, ЧТОБЫ УВЕЛИЧИТЬ ИХ ОБЪЕМ В БУДУЩЕМ. С помощью денег государство ПРОЕКТИРУЕТ БУДУЩЕЕ – если, конечно, видит его для себя, и проектирует таким, каким видит. Одна власть проектирует будущее с космолетами и токомаками, другая – с храмами и возвышенной духовностью, а третья – с деревянной сохой и бутылкой сивухи. Тут уж как Бог на душу власти положит!

Искусство проектирования предполагает способность увидеть то, чего ещё нет, и, соответственно, под этот образ произвести денег. Если же, как Вы предлагаете, ЦБ будет «отвечать» деньгами только на УЖЕ проданный баррель нефти и УЖЕ построенный для сельчан трактор, то мы потеряем функцию развития, мы будем просто воспроизводить однажды достигнутый уровень ИМЕЮЩИХСЯ активов.

Это лучше, чем грамотно и ярко разоблаченная Вами схема Кудрина, в которой нет речи даже о простом воспроизводстве. Для России схема простого удержания имеющегося уровня – тоже шаг вперед. Но я – за развитие. А это значит, что денег должно быть БОЛЬШЕ, чем товаров. Не меньше, как у Кудрина, и не вровень, как у Вас, с товарной массой, а больше!

Теперь – о жгучем вопросе инфляции. Проблемы инфляции – это проблемы доверия. Объясню на простом примере. Некто должен Вам 100 рублей, в чем и выдал расписку. 100 рублей у него пока нет (были бы – он и не занимал бы). Станете вы его расписку продавать третьему лицу за 50, 30, 10 рублей?

Интересный вопрос! Он напрямую связан с вашим отношением к Некоему. Если вы доверяете этому человеку, если он не жулик и не аферист, не «кидала» – то вы подождете, сколько потребуется. Не враг же вы самому себе – отдавать за 10 рублей бумагу, которая стоит 100 рублей! Лучше взять 100 рублей завтра, чем 10 сегодня!

Но если вы разуверились в Некоем, потеряли надежду на его платежеспособность или порядочность, то вы стремитесь сбросить плохие активы. Вы сбрасываете их ниже их номинала – с убытком для себя, лишь бы отвязаться от них. Вы стремитесь перевалить бремя отношений с Неким на кого-то другого, пусть и за полцены, лишь бы избавиться.

Вот и государство – то же самое. Если вы доверяете своему государству, то не отдадите 100 рублей за 50, даже если товаров на 100 рублей ПОКА нет. Вы отложите НАДЕЖНУЮ бумажку, ПОДОЖДЕТЕ товарного насыщения рынка – ведь не враг же вы себе.

Ну а если правительству верить нельзя и слова оно не держит… Тогда, собственно, и начинается инфляция. Леонидов-Филиппов справедливо писал, что «экономика есть сочетание математики и психологии». Вот, вкратце, весь мой ответ относительно природы инфляции.

Примечание. Обычно говорят, что деньги – инструмент обмена. Но это ложь. Если бы за деньгами не стояло мощной силы, которой боятся (и к которой апеллируют) обе стороны обмена, то более сильная сторона обмена просто отняла бы у более слабой то, что нужно. Был бы не обмен, а грабеж. Так и происходит в местах отсутствия государства: там и денежного оборота нет.

Деньги в руках – это не плата за труд или продукт (рабов заставляют трудиться бесплатно, а продукт можно бесплатно отобрать), а предоставленное человеку право на конфискацию, реквизицию (в конкретном, указанном на деньгах объеме) материальных ценностей у населения.

И предок денег – вовсе не «эквивалентный другим товарам товар», а реквизиционная расписка, выданная крестьянину полководцем за отнятую на нужды войны лошадь. Расписка оказалась удобной штукой – её можно положить в карман, а лошадь нет. И крестьянин пустил расписку ВЛАСТИ в оборот.