Весной и осенью пропажи детей резко учащаются

В Миллеровском районе Ростовской области 5 марта пропали три мальчика шести, пяти и четырех лет. После суток безуспешных поисков сотрудники следствия возбудили уголовное дело по статье «убийство». Эксперты, опрошенные «БалтИнфо», признали, что дети в последнее время пропадают все чаще, и призвали родителей не спускать с них глаз.

Еще 5 марта около 17.00 МСК в ОВД по Миллеровскому району Ростовской области обратились жители села Клочковка, которые заявили, что пропали их дети: два брата пяти и шести лет и четырехлетний мальчик, живущий по соседству.

Сотрудники милиции выяснили, что 5 марта около 11.00 МСК родители отпустили ребят погулять возле двора. Сами взрослые были дома и время от времени наблюдали, как дети играли на улице и ходили в гости к соседям. Около 14.00 МСК родители обнаружили, что детей на улице нет и бросились их искать. После нескольких часов безуспешных поисков они обратились в милицию.

Как стало известно, что детей около 15.00 МСК видели на берегу реки. Старший брат четырехлетнего пропавшего мальчика видел, как дети бросали палки на лед. Там же ребят видел один из местных жителей.

Поисками детей почти сутки занимались 60 сотрудников ОВД по Миллеровскому району, казачьи дружинники, МЧС, а также местные жители. Поисковые группы прочесывали лес и обследовали берег реки.

Сегодня утром поиски продолжились. Как рассказали «БалтИнфо» в пресс-службе следственного управления СКП РФ по Ростовской области, по факту пропажи детей возбудили уголовное дело. Так как ребят нет уже два дня, и их следов пока не обнаружено, следователи полагают, что дети могли стать жертвами преступления. Рассматриваются различные версии, от несчастного случая до похищения, но пока ни одна из них не нашла убедительных доказательств.

«Для расследования создана рабочая группа из шести следователей, которые сегодня повторно осматривают место последнего пребывания детей и территорий вокруг домовладения. Ведется допрос родственников и местных жителей», – рассказали в пресс-службе.

Водолазы из регионального отделения МЧС продолжают обследовать дно реки Калитва, на которой последний раз видели детей. Пока никаких следов пропавших ребят не обнаружено.

Эксперты, опрошенные «БалтИнфо», очень встревожены участившимися случаями пропажи детей. При этом чаще стали пропадать и взрослые, но исчезновение ребенка всегда вызывает больший резонанс, отметила в беседе с корреспондентом «БалтИнфо» психолог Гульфия Лебедева.

«Весной и осенью пропажи чаще, так как в эти периоды у людей с отклонениями в психике случаются обострения. В фазе обострения неадекватный человек может напугать и ребенка, и взрослого, и даже нанести ему вред. Не стоит бояться всех и каждого, но, думаю, осторожность и внимательность никому не повредят», – посоветовала Лебедева.

Самое страшное, что похититель ребенка любому из нас покажется абсолютно нормальным человеком — прилично одетым, вменяемым, даже общительным, признает эксперт. Маленькие дети, увы, очень легко поддаются внушению и могут легко последовать за таким человеком.

По словам психолога, пропавшие дети были слишком малы, чтобы самостоятельно уйти далеко. Если в ближайшее время не выяснится, что с ними произошел несчастный случай, есть все основания полагать, что они были похищены.

«Здесь есть очень важный момент — деревенская местность. Работает стереотип: все друг друга знают в лицо, ничего страшного не происходит, ничего не случается. Поэтому взрослые люди часто оставляют детей без должного внимания и оказываются совершенно беспомощными, когда случается что-то по-настоящему страшное», – отметила Лебедева.

Согласна с таким мнением и заведующая координационно-методическим центром по работе домов ребенка Санкт-Петербурга Елена Либова. По ее словам, дети в деревнях чаще остаются неухоженными, проводят на улице слишком много времени, могут покалечиться и даже пропасть.

«Будем называть вещи своими именами – хорошо, если родители не пьяницы. В противном случае, они могут и не заметить, что ребенок исчез. Им же, как говорится, лучше. Здесь о пропаже вовремя хватились. Такие маленькие ребятишки действительно не могли исчезнуть самостоятельно», – отметила Либова.

По ее словам, в пропаже детей, по каким бы причинам она ни произошла, безусловно, виноваты родители. «С малышей до 6 лет вообще нельзя спускать глаз, а уж отпускать их одних на много часов — настоящее преступление», – убеждена специалист.

Гульфия Лебедева отметила, что у малышей в таком возрасте практически полностью отсутствует «логический компонент». Иными словами, ребенок 4-6 лет просто не в состоянии оценить реальную угрозу для своей жизни, сделать логические выводы об опасности, вспомнить о тех разумных доводах, которые ему приводили родители буквально несколько часов назад.

«Даже эмоциональное «ты можешь огорчить маму и папу» и то не работает. Если ребенок не пуглив, он пойдет за любым взрослым. В большом городе привычку к осторожности ребенку, конечно, привить значительно легче», – отметила Лебедева.

Либова к этому добавляет, что никакой реальной статистики об исчезновении детей в России попросту нет. «В советское время об этом вообще не писали, в начале 90-х было, мягко говоря, не до этого, а сейчас даже специалисты чаще всего узнают о похищениях из прессы», – отметила Либова.

Напомним, исчезновение трех детей в Ростовской области не первое. В лесах Республики Коми долгое время продолжались поиски двух восьмилетних детей – Андрея Василенко и Андрея Мелещука, которые пропали 5 июня 2009 года у поселка Чим Удорского района.

В лес группу из 15 детей вывела на прогулку воспитатель детского оздоровительного лагеря дневного пребывания. Собирая детей после игры, педагог обнаружила, что отсутствуют двое мальчиков – семилетние Андрей Василенко и Андрей Мелещук.

Уголовное дело по статье «халатность» возбудили в отношении директора школы, в которой пропали дети. Поиски детей не принесли результата.

Пропавших детей искали 11 наземных групп и два вертолета. Поиск велся на территории 240 кв. км. В поисковых работах участвовало более 800 человек (из них 13 кинологических расчетов) и 33 единицы техники, не считая вертолетов.

Также в двое детей пропали в Хангаласском районе Якутии в ноябре 2009 года. Однако их тела довольно быстро отыскали на острове на реке Лена. Место находилось в пяти километрах от поселка, где они жили. Предположительно, дети прятались от ветра и замерзли.

В июне 2009-го в Коми пропал еще один ребенок. Из милиции в Корткеросский межрайонный следственный отдел следственного управления СКП по Республике Коми поступили материалы о бесследно исчезнувшей 12-летней девочке.

В милицию с заявлением обратилась мать девочки. Были проведены оперативно-розыскные мероприятия, однако ребенка не нашли. Сотрудники следственного комитета полагают, что девочка могла стать жертвой преступления. По факту ее исчезновения возбуждено уголовное дело об убийстве.