Киев – Москва: исполнятся ли планы Бжезинского?

Думаю, не ошибусь, если скажу, что исхода киевских переговоров Д. Медведева и В. Януковича 17-18 мая с болезненным напряжением ждёт один человек, который в этот миг далеко от города на Днепре. Его имя Збигнев Бжезинский. Престарелый стратег не может не думать сейчас о том, что под угрозой оказалось дело всей его жизни – тот самый «план игры», который начал блестяще осуществляться с разделом на части Советского Союза.

Когда-то Бжезинский создал образ Евразии – «Великой шахматной доски». Подразумевалось, что после исчезновения СССР фигуры и пешки на этой доске приводит в движение один-единственный игрок – Соединённые Штаты Америки.

Когда весной 1997 года Бжезинский писал предисловие к своей книге, евразийской сверхдержавы не существовало уже больше пяти лет. Ельцинская группировка, после расстрела в 1993 году российского парламента, подавила сопротивление созданию в стране новой опоры режима в лице разобравших национальные богатства «олигархов». С новыми правящими и господствующими группами Российская Федерация уже не могла быть для США геополитическим конкурентом. На исходе ХХ века абсолютно ничто не мешало Америке, ощущая себя сильнейшей державой планеты, вести себя с другими субъектами мировой политики подобающим «глобальному гегемону» образом.

«Беспрецедентная американская глобальная гегемония не имеет соперников» , – с удовлетворением писал в 1997 году Бжезинский, и это было правдой.

И вдруг – «Великая шахматная доска»! Почему? Ведь для геополитических «шахмат» вроде бы уже не осталось места. СССР расчленён, сверхдержавной силы в Евразии больше нет!

Или всё же в «плане игры» есть вторая часть, не афишируемая так, как афишировалась борьба Америки с «коммунизмом»? И с появлением на месте СССР полутора десятков шатких государственных образований («чёрной дыры») только предстояло приступить к выполнению этой второй части плана?

Именно так. «План игры» Збигнева Бжезинского содержал «вторую часть», работа над которой продолжается по сей день. Центральным нервом, от которого зависит, будет ли данный план реализован или его удастся сорвать, является соотношение между двумя крупными государственными новообразованиями в Евразии – Российской Федерацией и Украиной.

При всей циничной прямоте, с какой написана «Великая шахматная доска», вопрос о существовании второй части «плана игры» Бжезинский аккуратно обходит. Он лишь говорит о том, как сделать, чтобы в Евразии никогда больше не возникла сила, «бросающая вызов Америке»: главным условием удержания глобальной гегемонии, доставшейся американцам после разгрома СССР, Бжезинский называет отрыв Украины от России.

Основное здесь, замечает Бжезинский, – потеря Российским государством «потенциально богатой индустриальной и сельскохозяйственной экономики и 52 миллионов человек, этнически и религиозно наиболее тесно связанных с русскими, которые способны были превратить Россию в действительно крупную и уверенную в себе имперскую державу». Бжезинский убеждён, что «без Украины» Россия уже никогда не поднимется, что она окажется «запутавшейся в затяжных конфликтах», среди которых «война с Чечнёй» является «просто первым примером».

Однако отрыв Украины от России для Соединённых Штатов – не самоцель. Это лишь условие выполнения основной задачи из второй части геостратегического «плана игры».

В чём эта задача?

Ответ на вопрос бесполезно искать в политической литературе. Поэтому, наверное, не надо удивляться, что ответ находишь в книге, относящейся к совсем другому жанру – в романе. Я имею в виду роман Дмитрия Дивеевского «Дровосек», где Бжезинский выведен под именем Збигнева Жабиньского. Одна из заключительных глав романа – беседа президента США Рейгана и Жабиньского. Действие происходит в 1987 году.

Жабиньский-Бжезинский говорит своему собеседнику: «Горбачёв долго колебался, прежде чем ступить на путь откровенного ренегата советской системы… Но теперь это случилось. Он сделал исторический шаг, и возврата уже не будет… Уставшие от полуголодного социализма русские поддержат своего генсека, и он заведёт их туда, куда нам надо. Но я хотел бы предложить вам поговорить о делах более серьёзных, чем установление рыночного порядка в России. В этой части стратегический план сработает… Но, по моему мнению, даже если СССР будет переименован в Федерацию Демократических стран, которые, понятное дело, начнут разбегаться по собственным уделам, мы не решим самого главного вопроса – вопроса о России. Развал СССР – всего лишь полдела… Разваливать нужно не столько СССР, сколько Россию. Этот столп не имеет права стоять среди исторического ландшафта планеты. Он слишком опасен с его национальным духом и ракетами класса «Сатана»… В том мире, который нужен Америке, русским нет места… (подчёркнуто мною. – В.М.)».

Глава романа, из которой я цитирую этот отрывок, называется «1987. Ни милости, ни снисхождения».

Приговор, не предусматривающий «ни милости, ни снисхождения», был вынесен восточным славянам давно – ещё тогда, когда в секретном документе Совета национальной безопасности США NSC20/1 от 18 августа 1948 года было записано: «Украина должна быть освобождена от влияния России». Бесповоротно, раз и навсегда! Только тогда конечные цели внешней политики США в отношении России («в том мире, который нужен Америке, русским нет места») могут быть достигнуты.

…Подпишут Янукович с Медведевым пять, десять или двенадцать документов, способствующих реинтеграции наших стран в рамках новой модели взаимоотношений, в конце концов, даже не так уж важно. Куда важнее понимание лидерами и элитами обоих государств того капитального факта, что Украине и России с их независимостями постсоветского образца устоять в условиях продвижения НАТО на восток и грядущей схватки между США и Китаем не проще, чем уцелеть в положении между молотом и наковальней.

Москве и Киеву – вместе – жизненно необходим сегодня общий «план контригры».