Право на воздух

10 октября пассажирский самолет А320 рейса Москва-Дамаск был принужден к посадке в аэропорту Анкары. В качестве «принуждающей силы» выступили два боевых истребителя F-16 турецких ВВС, осуществившие перехват гражданского лайнера. Сразу же после незапланированной посадки самолету SyrianAir был организован пышный прием, даже отдаленно не напоминавший пресловутое «восточное гостеприимство». Сводная следственная бригада местных пинкертонов принялась обыскивать помещения аэробуса, предложив пассажирам…прогуляться по летному полю. Среди «наслаждавшихся» нежданной прогулкой по турецкому бетону было 17 граждан России, всего же борт перевозил 35 человек, не считая экипажа – очень мало для огромного аэробуса.

После полутора лет изнурительного внутреннего конфликта Сирия утратила туристическую привлекательность, да и притягательность для бизнеса порядком поуменьшилась. Правда, ни одному из пассажиров, восемь часов просидевших в лайнере SyrianAir и «гулявших» вокруг него, от этого не легче. Кормить задержанных пассажиров никто и не думал – чай, не шейхи какие-нибудь, перебьются. Отсутствие «хлебосольства» важно с точки зрения формальностей –после нежданной посадки под угрозой ракетных залпов кушать не больно-то захочется. Подобные ситуации тяжелы неопределенностью – представителей российской консульской службы к задержанному самолету не пустили, местные правоохранители на расспросы не реагируют. Поневоле будешь нервничать и злиться.

Свою противовоздушную акцию в стиле «обыск со свиданием» турецкие власти объяснили поиском военной контрабанды на борту регулярного пассажирского рейса. В качестве «трофеев» следователи изъяли из багажного отсека 10 опечатанных ящиков с таинственным грузом. На рассвете 11 октября самолет с проголодавшимися, но все равно счастливыми людьми вылетел в Дамаск и благополучно туда прибыл. Вокруг же конфискованного груза начались события куда серьезнее, чем сэкономленный на пассажирах ужин.

Сирийская сторона потребовала вернуть экспроприированный груз, объявив его совершено законным, никаким международным законам и прочим конвенциям не противоречащим. Турецкие власти свой отказ от претензий сформулировали туманно и расплывчато. Содержимое ящиков названо «запрещенным», но при этом «не боевым». Российский МИД выразил сдержанный протест, особо акцентировав внимание на несоблюдение турками дипломатического протокола и элементарной вежливости. О многочасовом задержании россиян в посольстве РФ узнали из выпусков новостей, хотя турецкая сторона была обязана оповестить об этом наших дипломатов незамедлительно. После двух суток всестороннего изучения изъятого груза Анкара объявила, что он представляет собой радиолокационное и навигационное оборудование. Оно относится к «продукции двойного назначения», то есть может использоваться и в военных, и в гражданских целях. Его допустимо перевозить любым видом транспорта – в том числе гражданскими авиарейсами. При правильном оформлении никто не вправе его изымать, тут сирийцы правы – формально говоря, турки совершили на багажный отсек лайнера налет в духе сомалийских пиратов. Разве что выкуп за высокотехнологичные компоненты не требуют. В игре вокруг Сирии ставки куда выше, чем ценники на любом оборудовании.

Резкое неприятие Анкарой поставок радиолокационных комплектующих в Сирию имеет очевидное объяснение. Летом 2012 года сирийские ПВО сбили над своей территорией турецкий самолет-разведчик RF-4E, оба пилота при этом погибли. Инцидент случился в знаковую дату 22 июня. С тех пор Турцию умело подталкивают к полномасштабному конфликту с Сирией. Взять вот этот эпизод с принудительной посадкой гражданского самолета – Государственный департамент США за неполную неделю успел сделать целых два заявления, посвященных исключительно изъятому грузу.

Уже 12 октября официальный представитель внешнеполитического ведомства США В.Нуланд заявила о «полной поддержке решения проверить самолет» и «недопустимости поставок военного оборудования в Сирию». Замечательно, что абзацем ниже идет фраза про то, что «назначение груза станет известно после его изучения» (!). И еще В.Нуланд надеется, что турецкие власти расскажут о результатах своих технических изысканий. Получается, функциональные возможности конфискованного груза пока непонятны – но вся операция уже заслужила «полную поддержку» США. Авансом, с прицелом на будущее.

На следующий день Госдепу пришлось признать, что никаких законодательных нарушений «притянуть» к инциденту не удается. Груз был легален и поставлялся согласно действующим контрактам. Теперь В.Нуланд квалифицировала поставку российского электротехнического оборудования в Сирию как «морально несостоятельную». Государственный Департамент США – цитадель общемировой морали и бастион гуманистических ценностей, чего уж там. Аппелирование к «моральным нарушениям» – расписка в юридической несостоятельности пиратского захвата сирийского самолета.

Однако последствия «авиаобыска с конфискацией» в аэропорту Анкары более чем значительны. Планируемый на 14-15 октября визит президента России Владимира Путина в столицу Турции отложен на декабрь. Начало строительства газопровода «Южный поток», значительной частью проходящего в турецких территориальных водах, тоже находится в подвешенном состоянии. Гражданское авиасообщение между Сирией и Турцией полностью прекращено. Продолжается наращивание группировки турецкой армии в юго-восточных провинциях.

Что получит Турция, если так ненавистный ей режим Башара Асада падет? Насыщенный оружием хаос в сопредельной стране. Обострение курдского сепаратизма. Потерю многомиллиардных контрактов от прокладки «Южного потока». Антиарабские обвинения – противникам действующих сирийских властей обязательно нужен внешний враг, а «дежурный супостат» Израиль демонстративно нейтрален. Турки же – исторические соперники для арабов, Османская империя подавляла их веками. Поэтому всю роль Турции в сирийском конфликте и следует признать выдающимся успехом американской дипломатии, большим и бесплатным подспорьем для нефтяных монархий Персидского залива. Как это здорово, когда целая страна таскает для тебя каштаны из пламени конфликта, а ты ей взамен предоставишь разве что право на воздух.