США: политика индейских резерваций

Мировая арена XXI в. неразрывно связана с историей ее главных участников. К числу стран, чье наследие сформировало современную военно-политическую обстановку, можно отнести Россию, Китай, Великобританию, страны ЕС и, конечно же, США. При этом титул главного и наиболее активного “игрока”, несомненно, принадлежит Вашингтону. Свидетельством тому является существование четырех объединенных командований США, которые делят весь мир на зоны своей ответственности.

Такой американский подход к ведению внешней политики сложился исторически. В середине XIX в. молодое государство стремилось связать центральные и западные штаты с калифорнийским побережьем Тихого океана, которое было отвоевано у Мексики. С этой целью в 1862 г. Авраам Линкольн подписал акт о строительстве трансконтинентальной железной дороги, которая позволила бы значительно ускорить колонизацию Запада и способствовала быстрому развитию экономики страны. Подобная перспектива в полной мере отвечала интересам американского правительства, но не устраивала коренное население, не желавшее менять свой образ жизни из-за амбиций белых поселенцев. Тем не менее, взгляды индейцев никто не учитывал, ровно, как ни один политик не выдвинул идею мирного сосуществования с представителями другой культуры. Вместо этого в 1867 г. был издан закон о переселении индейцев в резервации. Самим коренным жителям такое решение было преподнесено в виде ультиматума. Результатом стала война 1876-1877 г., которая фактически входила в разряд “геноцида” и на всем своем протяжении характеризовалась преследованием индейских племен, передвигавшихся с женщинами и детьми. Так или иначе, правительство США достигло своих целей: трансконтинентальная дорога была построена, а все индейцы были переселены в резервации, зачастую расположенные в местности, непригодной для ведения сельского хозяйства.

С тех пор прошло более двух столетий, а американское правительство продолжает вести “политику индейских резерваций”, только уже на мировой арене. Первыми стремление США к глобализации ощутили на себе страны Ближнего Востока. Против некоторых Вашингтон действовал открыто, против остальных – посредством нетрадиционных форм ведения войны. В полевом уставе СВ ВС США 3-05.130 под нетрадиционными формами подразумевается поддержка оппозиции иностранного государства с целью свержения действующего правительства и смены режима власти. Ярким примером явилась Ливия. Многие американские издания обозначили этот конфликт “революцией Твиттера”. Вашингтон не беспокоился о судьбе местных граждан и количестве жертв среди них, которое превысило 50 тыс. человек. Перед ним стояли четкие цели: свержение антиамериканской фигуры в мировой политике – М. Каддафи; установление прозападного режима в ближневосточных странах; доступ к месторождениям нефти.

В настоящее время все внимание США приковано к Азиатско-Тихоокеанскому региону, который считается экономическим центром будущего. Следствием этого уже явилось увеличение американского контингента в регионе, развертывание новых элементов противоракетной обороны и вмешательство в двусторонние территориальные споры.

Так, 3 октября 2012 г. заместитель министра обороны США Эштон Картер заявил, что для обеспечения безопасности в АТР будут направлены истребители нового поколения F-35, которые, вдобавок ко всему, будут приняты на вооружение Силами самообороны Японии в качестве основных. При этом в японской провинции Окинава уже расположены американские истребители F-22. Также, по сообщениям информационного агентства Defense News, Вашингтон намерен продать восемь ударных вертолетов Apache Индонезии. Ранее, в августе 2012 г., США поставили в Индонезию эскадрилью F-16 и ракеты AMG-65K2 класса “воздух-земля” для оснащения этих истребителей. По словам Х. Клинтон, подобные действия направлены на укрепление сотрудничества между странами и повышение уровня безопасности в регионе. Однако в первую очередь это говорит о том, что Вашингтон не просто увеличивает свое военное присутствие в АТР. Он перевооружает и своих союзников, что будет способствовать быстрому росту американского влияния в регионе.

Новая военная доктрина США, опубликованная в январе 2012 г., ориентирована на сдерживание быстро растущей КНР. В сентябре 2012 г., после провокационной акции Японии, проведенной на спорном архипелаге Дяоюйдао, председатель Республиканской партии США Илеана Рос-Лехитинен обвинила Китай в стремлении доминировать в регионе. Многие американские политики неоднократно высказывались по этому поводу, утверждая, что действия КНР могут привести к дестабилизации обстановки. При этом, вмешиваясь в двусторонние территориальные споры, США являются единственной страной, которая действительно дестабилизирует обстановку и нарушает баланс сил в АТР. Развертывание дополнительных элементов противоракетной обороны лишь подтверждает этот факт, т.к. несомненно ведет к подрыву стратегического потенциала Китая.

Таким образом, стремление Вашингтона к глобальному лидерству затрагивает любое государство, способное конкурировать с ним. США продолжают достигать своих целей посредством “политики индейских резерваций”, действуя при этом в ущерб другим странам. Арабская весна на Ближнем Востоке была лишь очередным этапом. Следующий этап будет реализован в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Данный регион является экономически перспективным настолько, что может позволить другим странам превзойти США. Чтобы не допустить этого, американское руководство активно перевооружает своих союзников, разворачивает дополнительные элементы ПРО и вмешивается в двусторонние территориальные споры. При этом оно продолжает обвиняет КНР в стремлении доминировать в регионе, хотя само пытается достичь именно этого.