10 главных фактов процесса над Алексеем Навальным

24 апреля в Ленинском районном суде Кирова начались слушания по одному из самых громких уголовных дел последних лет. Оппозиционер Алексей Навальный и бизнесмен Петр Офицеров обвиняются в хищении продукции областного ГУП «Кировлес». По версии следствия, известный борец с коррупцией, который в 2009 году работал советником губернатора Никиты Белых на общественных началах, принудил руководство предприятия заключить заведомо невыгодный договор с фирмой своего сообщника — ООО «Вятская лесная компания» (ВЛК). Ущерб от действий Навального и Офицерова правоохранительные органы оценили в 16 млн рублей, обвиняемым грозит до 10 лет лишения свободы.

Защита настаивает на том, что как преступление силовики пытаются представить обычную предпринимательскую деятельность ВЛК, к которой Навальный отношения, помимо давнего знакомства с Офицеровым, не имел.

Дело, которое дошло до суда не с первой попытки, а лишь после публичной «протекции» руководителя Следственного комитета Александра Бастрыкина, с самого начала вызывало целый ряд вопросов у экспертов. Начилие у Навального и Офицерова преступного умысла, сумма ущерба, переквалификация бывшего директора «Кировлеса» из свидетеля в сообщники и вынесение ему обвинительного приговора, — эти и другие позиции обвинения выглядят, по меньшей мере, неоднозначно и заставляют подозревать в деле политический подтекст. Тот факт, что фигура основателя «РосПила» заслуживает особо пристального внимания силовиков из-за его критического отношения к властям, в интервью газете «Известия» подтвердил и представитель СК Владимир Маркин.

Три дня кировских слушаний получились насыщенной событиями: пока на Вятке давали показания ключевые свидетели, а социологи рапортовали о снижении электоральной популярности Навального, в Москве дело комментировал сам Владимир Путин. Forbes подводит первые итоги процесса. Возобновится разбирательство уже после праздников — 15 мая.

Судья Блинов: в тисках правосудия

35-летний Сергей Блинов из-за дела «Кировлеса» в одночасье превратился в героя обложек оппозиционных журналов и уже в первые дни слушаний вынужден был неоднократно принимать решения, за которыми наблюдатели угадывают сигналы: спущено ли решение по Навальному и Офицерову «сверху», является ли кировский процесс «спектаклем с заранее предрешенным исходом», способен ли судья вынести первый в своей карьере оправдательный приговор и т.д.

Блинов пока старается соблюдать баланс. С одной стороны, он отклонил целый ряд ходатайств защиты (о продлении срока ознакомления с материалами дела, о возвращении дела в прокуратуру), отказался брать самоотвод и не дал адвокатам задать важные вопросы ключевым свидетелям, в том числе уже осужденному по делу бывшему директору «Кировлеса» Вячеславу Опалеву.

С другой стороны, судья снял несколько абсурдных прокурорских вопросов, отпустил Навального и Офицерова в майский отпуск и согласился «отредактировать» график процесса в соответствие с пожеланиями обвинямых. В результате оппозиционер сможет присутствовать в Москве 6 мая — в день митинга, посвященного годовщине беспорядков на Болотной площади.

Свидетель Опалев: рассеянный сообщник

Главный козырь следствия на процессе — бывший директор «Кировлеса» Вячеслав Опалев, а точнее, признание им своей вины как сообщника Навального и Офицерова. Приговор экс-руководителю предприятия в виде 4 лет заключения условно суд предусмотрительно вынес еще до начала нынешнего разбирательства.

Допрос Опалева состоялся на второй день слушаний. На подавляющее большинство вопросов экс-глава «Кировлеса» не смог дать ответов, предпочитая ссылаться на плохую память и материалы дела, где все его показания уже записаны. Фраза «Я уже много чего не помню», вызвавшая смех в зале заседаний, стала настоящим лейтмотивом выступления Опалева. Ему позабылись и ключевые финансовые показатели «Кировлеса», и доля ВЛК в обороте предприятия, и то, кто же из сообщников убедил участвовать в мошеннической схеме, и детали бесед с Навальным и Офицеровым, и сумма ущерба.

Защиту особенно возмутило решение судьи Блинова разрешить прокурорам трижды зачитать упомянутые показания перед тем, как свои вопросы Опалеву начали задавать Навальный и Офицеров, — по мнению адвокатов и подсудимых, таким образом гособвинители попросту напоминали свидетелю, что именно ему надо говорить, чтобы не противоречить сфабрикованной версии следствия.

Свидетели обвинения: преступление в беспамятстве

Опалев оказался не единственным свидетелем обвинения, у кого во время допроса возникли проблемы с памятью.

Так, представитель потерпевшей стороны, директор департамента госсобственности Кировской области Павел Смертин не вспомнил деталей аудиторского заключения, по итогам которого ВЛК была заподозрена в реализации продукции «Кировлеса» по невыгодной для администрации цене.

А руководители лесхозов, сбывавшие продукцию через фирму Офицерова, в большинстве оказались не знакомы с обвиняемыми и не смогли привести деталей сотрудничества с ВЛК, равно как и уверенно сказать о принудительном характере этого сотрудничества.

Речь Навального: манифест политзаключенного

Главный герой процесса выступил с «программной» обличительной речью в адрес своих обвинителей в первый же день слушаний. Навальный еще раз разъяснил суду, что не только не понимает сути инкриминируемых ему деяний, но и видит политические мотивы своего уголовного преследования.

Основатель «РосПила» упомянул и об антикоррупционных расследованиях своего фонда, и о кампании «голосуй за любую партию, кроме партии жуликов и воров», и даже о личной заинтересованности в обвинительном приговоре президента России Владимира Путина.

Комментарий Путина: беспощадная объективность

В ходе «прямой линии» президент Владимир Путин дело Навального прокомментировал лишь после уточняющего вопроса ведущего и предсказуемо ограничился расплывчатой формулировкой о необходимости соблюдения закона всеми гражданами, даже борцами с коррупцией.

Имя оппозиционера Путин так и не назвал, зато особо подчеркнул, что дал поручение Генпрокуратуре и правоохранительным органам соблюсти максимально объективный характер разбирательства.

Споры об аудите: понес ли «Кировлес» ущерб

В четверг суд заслушал показаний аудитора Марины Загоскиной. Именно на основании ее экспертизы региональные власти пришли к выводу о том, что «Кировлес» понес потери от сотрудничества с ВЛК.

Выяснилось, что проверку провели 2 эксперта за 5-6 дней. По мнению Навального, с учетом того, что предприятие работало с 36 лесхозами, а доля фирмы Офицерова в общем обороте «Кировлеса» была незначительной, аудиторы не могли сделать однозначный вывод об итогах работы ВЛК.

Загоскина, хотя и не вспомнила всех деталей проверки, настояла на том, что претензии защиты к качеству аудита несостоятельны. Не исключено, что аудитору в будущем еще придется дополнять показания, поскольку роль ее заключения более чем важна — новых независимых экспертиз не проводилось, несмотря на многочисленные жалобы подсудимых.

Абсурд обвинения: над чем смеется Навальный

Еще одна аллюзия кировского разбирательства с другими резонансными процессами — зыбкая позиция стороны обвинения, то и дело вынуждающая прокуроров и свидетелей выглядеть смешно.

Вот, к примеру, цитата из трансляции агентства РАПСИ: «Прокурор в третий раз переформулирует вопрос о том, кто же велел создать ВЛК. Защита считает все формулировки наводящими — каждый раз прокурор говорит «действительно ли Навальный». В результате Опалев отвечает, что он не помнит. В зале смех — мол, три раза читали одно и то же, мог бы и выучить».

А вот разговор аудитора Загоскиной с Навальным: — Зачем вы кричите?! Тяжело не только вам (в зале недоверчивый смех). — Поверьте, два дня ожидания на скамье подсудимых — это тоже очень круто.

Как показывает практика, уровень абсурда в процессах с политическим подтекстом редко учитывается судом при вынесении суровых приговоров.

Рейтинг Навального: насколько высок интерес к суду

К началу кировских слушаний, накануне которых Навальный рассказал о своих президентских амбициях, «Левада-центр» выяснил популярность кандидата у электората. Выявлены два основных тренда: основатель «РосПила» становится известнее (его имя знакомо уже 37% россиян против 25% годом ранее), но голосовать за него готовы все меньше людей (14% против 19%).

График Блинова: суд по расписанию

Судья Блинов в первый день слушаний согласовал график заседаний со сторонами защиты и обвинения. Он позволил обвиняемым и их адвокатам перенести даты в первой половине мая, из-за загрузки по другим уголовным делам и отпускных планов у Навального и Офицерова.

В итоге после 26 апреля процесс берет тайм-аут: ближайшее заседание состоится лишь 15 мая, а Навальный окажется в Москве в день митинга на Болотной площади 6 мая. Остальные согласованные даты в мае: 16, 20-22, 29, 30 мая.

Эхо Москвы: оппоненты не забывают о Навальном

Пока Навальный обустраивал быт в столице Вятки и терзал свидетелей обвинения неудобными вопросами, из Москвы ежедневно приходили новости от политических оппонентов основателя «РосПила».

Первым в атаку пошел бывший префект САО Олег Митволь: он через суд потребовал запрета партии сторонников Навального «Народный альянс», поскольку оба слова в названии организации уже были зарегистрированы Минюстом в названии партии самого Митволя «Альянс зеленых — Народная партия».

26 апреля на специально созванной пресс-конференции о намерении подать иск к Навальному объявил и бывший депутат Владимир Пехтин: через суд единоросс намерен требовать компенсацию морального ущерба в размере годового оклада оппозиционера. Навальный первым придал гласности информацию о наличии во владении у Пехтина незадекларированной недвижимости в Майами. Экс-депутат уладил все вопросы с переоформлением собственности и теперь готов доказывать свою правоту в российских судах.