Олег Лурье: сколько стоит “Pussy Riot”

Написать хэштег «Free Pussy Riot» или пост – это да, а вот потратить свою кровную тысячу рублей или 30$ – вот на это, пожалуй, люди не идут.

Олег Лурье, журналист:

В тройке «Pussy Riot» и в тройке их адвокатов разлад, говорят, заключается (многие ссылаются) в том, что бренд не поделили. Да бренд ничего не стоит! Бренд «Pussy Riot» ничего не стоит.

Т.е. стоимость бумаги, на которой он нарисован. Почему? Вот шума много, но реальные товарно-денежные отношения не происходят. Приведу несколько примеров. Вот один бизнесмен, не так давно, пару месяце назад, даже раньше, где-то месяца четыре (когда скандал как раз был в разгаре и судебный приговор, и прочее-прочее), изготовил партию матрёшек с «Pussy Riot».

Я сам видел эти матрёшки: одна в одной, три матрёшечки с изображением Толоконниковой, Алёхиной и Самуцевич. «Free Pussy Riot» на всех написано. Из дерева, все такие они симпатичные. И они там по 700-800 рублей были предложены целым рядом сувенирных магазинов, потом – общественных организаций, также – сети магазинов как в России, так и в Европе. В США были предложены

Ожидался ажиотаж: Мадонна, Стинг, Пол Макартни – все за «Pussy Riot». Шум, крик. Но в итоге не было куплено ни одной матрёшки. Т.е. написать хэштег «Free Pussy Riot» или пост – это да, а вот потратить свою кровную тысячу рублей или 30$ – вот на это, пожалуй, люди не идут. Ни одна матрёшка не была продана. Были запущенны футболки с накаткой «Free Pussy Riot» и дамочкой в Балаклаве. Две футболки. На всю Европу было продано две футболки. Т.е. бренд не стоит ничего.

Поэтому здесь, мне кажется, что это больше разговоров о бренде (якобы причина, повод вернее). А на самом деле у адвокатов я вижу один интерес – подтвердить. Ну, ведь ситуация как была? Т.е. они вели втроём, вели всех троих заключённых, и тема, в основном, идея была одна: «Мы все – едины. Мы все пели. Мы все выступали. Мы – против власти. Мы – феминистки. Мы – за свободу». И прочее-прочее.

И понятно, что всё шло к обвинительному приговору. И вдруг Самуцевич, как наиболее разумная, мне кажется, отказывается от адвоката. Берёт другого адвоката, который просто выполняет свою адвокатскую деятельность. Говорит: Ребята, здесь происходит что-то». – Предъявляет документы. – «Она ж не пела, она ж не выходила. У них – неокоченное преступление. Да, она хотела его совершить, но она ж его не совершила. Т.е. попытка».

И после чего получает Самуцевич условно, что абсолютно справедливо, абсолютно нормально. Получается, что вся деятельность адвокатов, весь этот шум, тысячи интервью – коту под хвост.

Ещё один момент. Приговор вступил в законную силу, Самуцевич выпустили. Толоконникова и Алёхина уехали в лагеря. Всё – тема исчерпана. Но адвокатская душа, привыкшая к пиару, такой рекламе за этот год, требует продолжения банкета. И поэтому поднята искусственно вот эта волна продолжение конфликта. Якобы, бренд, якобы, какие-то деньги. Самуцевич что-то говорит. Мне не очень верится.

Я знаю людей, которые выходят на свободу. Вот она полгода провела почти – ей не нужно ни денег, ни конфликтов, ничего. Наверняка ей хочется просто тихо, спокойно (ну у меня такое ощущение) существовать, потому что даже интервью Азарова, громкое интервью на «Lenta.ru», она дала через какое-то время. Это ведь, видимо, накипевшее. Здесь я, в общем, понять её могу и считаю, что со стороны адвокатов…

Когда я прочёл в «Твиттере» фразу Фейгина: «После того, как меня так обидели все «Pussy Riot», для меня не существует адвокатской тайны больше», – в таком случае для меня не существует Фейгина как адвоката. И я считаю, что после этого даже высказывания его необходимо лишать статуса, если для него не существует тайны адвоката, адвокатской тайны. Т.е. он может рассказать всё, о чём его доверитель ему рассказывал в связи с уголовным делом. Это – первое.

И второе: когда появились письма девушек, опубликованные в блогах на «Эхе», везде, – письма девушек оттуда, из СИЗО, которые публиковали адвокаты. А потом выясняется, что им никто этого права не давал. Я считаю, что здесь уже можно смело поднимать тему о лишении их статуса. Меня ещё очень удивляет то, что вот идёт такая волна. В ней участвует троица: Волкова, Фейгин, Полозов. Адвокаты участвуют активно. Т.е. открываешь «Твиттер», «Фейсбук», блоги, любую радиостанцию – они всюду. Иногда проявляется Самуцевич – немного, но проявляется.

Но при этом мы забываем, что мы абсолютно не слышим и не видим никакой информации ни от Алёхиной, ни от Толоконниковой по этой теме. Это ещё раз говорит о том, что война, на мой взгляд, затеяна адвокатами для продолжения пиар-банкета. Это во-первых. И во-вторых – конечно ещё и обосновано обидой, что от них отказалась сначала Самуцевич, а потом и Толоконникова, и Алёхина, увидев ситуацию с Самуцевич. Что абсолютно нормально.

В лагере находясь, в исправительной колонии, тоже отказались от услуг этой адвокатской троицы. Так что вопросов много