О вкладе “кровавого режима” в проект “Навальный”

Система категорически не умеет останавливаться в рациональной, с точки зрения самой системы, точке. Приговор Навальному — тому ярчайшее свидетельство.

Оставим за скобками наличие реального состава преступления в отношениях Навального с «Кировлесом» и качество доказательной базы. Ваш покорный слуга не владеет вопросом для подобных суждений. При том, что, в отличие от болотных энтузиастов, отнюдь не исключает способность Навального к жульничеству. На самом деле профессия «гринмейлера» (а это и есть изначальное занятие нынешнего «борца с кровавым режимом») такую способность органически предполагает. С этой точки зрения, юридическая квалификация действий Навального может быть вполне уместной, но назначение реального срока в реальном контексте — неуместно совершенно.

С точки зрения политической, Навальный — существо совершенно пустое. Создатели проекта даже не удосужились снабдить его каким-либо внятным содержанием. При этом сам по себе Навальный обладает несомненным негативным человеческим имиджем: амбициозный нарцисс.

Однако всё это никаким образом не может быть использовано Навальному во вред благодаря заботе о его пиаре со стороны «кровавого режима». Как минимум, Навальный сегодня не обременён необходимостью утруждаться какой-либо избирательной кампанией на московский выборах — вся кампания проведена за него властью в прямом и переносном смысле. Это в самом деле похоже на мазохизм.

Система действительно совсем не умеет останавливаться. Достаточно вспомнить историю с «общественной экспертизой» приговора Ходорковскому. Простого указания на факт абсолютной недопустимости «общественных экспертиз» вступивших в законную силу приговоров суда вместе с публичным выявлением материальной ангажированности «общественных экспертов» было бы более чем достаточно для полной дискредитации этого мероприятия. Однако зачем-то после этого последовали бессмысленные и обессмысливающие проделанную работу следственные действия.

Между тем весь грозный имидж Навального связан исключительно с тем, что, в отличие от остальных фигурантов «болотной элиты», он не прошёл через публичную десакрализацию посредством федерального эфира (чем очень эффективно занимался на пике болотной истории Первый канал). После первого, в худшем случае второго появления в федеральном эфире болотные герои с неизбежностью превращались в примитивно камлающие пустышки — причём в первую очередь с точки зрения своей целевой «креативной» аудитории. Навального от этой участи кровавый режим спас для каких-то своих, только ему ведомых, мазохистских нужд.

Сейчас, когда в болотной жизни наблюдается вынужденная пауза, Навальному как раз самое время отдохнуть и поднабраться сил и мудрости в застенках этого самого кровавого режима, чтобы в нужный момент, года через три, достичь молочно-восковой спелости оппозиционного вождя. В этом случае можно будет констатировать, что никто не внёс такого вклада в развитие проекта «Навальный», как сама власть.

Остаётся только надеяться, что у кассационной инстанции хватит ума учесть эти очевидные обстоятельства.