От монарха до президента: вызов Путина III

Новоизбранный хозяин Кремля не будет больше царем для всех русских, которые с удовольствием проголосовали бы за кого-нибудь другого, если бы оппозиция помимо протестов выдвинула бы достойного кандидата. На этот раз предвыборные обещания будут выполнены.

Не называйте его больше «царь Путин». Владимир Владимирович вернулся в Кремль уже не в качестве неоспоримого и недосягаемого лидера, который правил Россией в течение восьми лет до 2008 года после смутной эпохи Ельцина. За него проголосовали 6 человек из 10, но он был освистан десятками тысяч граждан на площадях, он получил благословение Московского Патриарха, но был осмеян пользователями Интернета. На этот раз Путин будет более походить на президента, чем на монарха.

Во время своего нового мандата, когда он собирается бросить вызов проблемам на многих фронтах, он должен будет считаться со страной, которой больше недостаточно старого договора «стабильность и рост в обмен на молчание и лояльность». Страна его снова избрала, потому что не было другой достойной альтернативы, хотя она была очень желательна.

Четыре года у власти Дмитрия Медведева не привели к большим переменам, но они заложили основы, по крайней мере, психологические для расшатывания слишком неподвижного многолетнего сценария, как в области экономики, так и политики. Хотя его предназначение и состояло в том, чтобы греть кресло до возвращения своего ментора, молодой президент говорил о реформах, о свободе, об инновациях, он призывал Россию выйти из «унизительной» зависимости от энергетического сектора, он пытался бороться с ползучей коррупцией.

Однако за высокими словами не последовали дела. Нереализованные обещания «современного президента» немало сделали для расшатывания веры властям, уже подорванной требованиями растущего среднего класса. Итак, когда в сентябре двое участников тандема выступили с театральной передачей власти, что заставило всех понять, что все было решено еще до выборов Медведева президентом, многие почувствовали себя преданными и оскорбленными. Они сказали «хватит». И начались открытые протесты.

Аналитики и советники упорно размышляют о сезоне антипутинских манифестаций: они продолжатся после нового всплеска, который сопровождался столкновениями и сотнями задержанных во время вступления в должность нового президента? Или же движение протеста выдохнется с наступлением лета? Приведет ли оно к появлению нового, настоящего лидера? Сам Медведев прозрачно намекнул, что довольно значительная часть людей, вышедших на площади Москвы, проголосовала бы за него, если бы была такая возможность. Но он, лояльный и послушный до конца, не выставил свою кандидатуру, по крайней мере, во время этого витка карусели.

Сейчас для Путина действительно начинается экзаменационная сессия, в основном, по тем же предметам его второго президентского мандата: экономика, реформы, правовое общество, коррупция, демографический кризис. В 2004-2008 годах , однако, никто не осмеливался оспаривать деятельность Путина. А теперь поток критики быстро распространяется в Интернете, на площадях, а также в пробудившихся московских политических кругах.

В своей последней речи в Думе в качестве премьер-министра в апреле вновь избранный президент утверждал, что государственные финансы пребывают в хорошем состоянии, несмотря на кризис, что демографические показатели растут, что все меньше людей живет за чертой бедности. Многие эксперты возражают, что эти данные частичные, и они могут не подтвердиться в среднесрочном периоде. Это правда, что Россия устояла по макроэкономическим показателям перед двумя волнами кризиса, которые тяжело ударили по многим нашим соседям в Европейском Союзе. После падения в 2009 году, когда валовой национальный продукт снизился на 7,9%, он стал опять расти уже в 2010 году, а в прошлом году вырос на 4,2%. Правда и то, что на первый взгляд государственный бюджет находится в прекрасном состоянии с долгом в 11% от ВНП.

Но расходы в эпоху Путина-Медведева увеличились с 31% от ВНП в 2006 году до 37% в прошлом году, в то же время почти ничего не было сделано в плане поступления новых доходов. Зависимость от экспорта газа и нефти, который составляет две трети от всего российского экспорта, становится угрожающей в свете слабости европейского рынка, из-за конкуренции со сланцевым газом и от неизвестности в плане колебаний цен на нефть. Не будем говорить о цене предвыборных обещаний, данных армии, семьям, пенсионерам, преподавателям, врачам. Эти обязательства были подтверждены в день инаугурации и зафиксированы в декрете. Для их выполнения нужны 160 миллиардов долларов. Чтобы сдержать данное слово, Путин нуждается в том, чтобы цена за баррель нефти долгое время стояла на отметке в 140-150 долларов.

Потом не надо забывать об утечке капитала. 84 миллиарда долларов были выведены в 2011 году и 27 миллиардов только в январе 2012 года. Это явление прямо связано с проблемой коррупции, которая все более проникает во все сферы жизни, несмотря на благие начинания Медведева. Выводятся не только капиталы, бегут сами россияне. Только за три года, согласно подсчетам Левада-центра, страну покинуло 1,3 миллиона человек, причем 40% из них имеют высшее образование. Еще более тревожным является тот факт, что демографические данные говорят об уменьшении населения на 2,2 миллиона человек за последние 10 лет, а прогноз предсказывает плохую ситуацию на ближайшие 20 лет, когда резкое падение рождаемости в девяностые годы скажется в снижения слоя населения в детородном возрасте.

Политические реформы. В этой области Путин уже начал обучаться демократии, возможно, против своего желания. Первый шаг, указанный протестами русской зимы, связан с возвращением к прямому выбору губернаторов. После отмены назначения губернаторов президентом, останутся «фильтры», в частности, необходимость того, чтобы кандидат на пост губернатора получил одобрение от городской ассамблеи, что фактически ставит его под контроль правящей российской партии «Единая Россия».

Другой аспект политической реформы предполагает более легкую процедуру регистрации партий и, следовательно, больший доступ для кандидатов на ближайших выборах. На заднем плане всех этих «уступок» маячит решение Путина оставить «Единую Россию». У нас стало традицией, что президент – фигура, не принадлежащая ни к одной партии», – сказал новый глава государства, предложив, чтобы руководство правительственной фракцией перешло к Медведеву. Бывший путинский избранник это предложение принял, хотя движение большинства, которое оппозиция окрестила партией «жуликов и воров», находится в центре недовольства населения и, по мнению многих политологов, обречено на скорую эвтаназию.

Оставим в стороне смену ролей и заметим, что упадок «системы» первого путинского десятилетия соответствует окончанию длительной фазы, когда россияне голосовали, не задавая лишних вопросов, очарованные лидером, который предлагал решение всех проблем «только потому, что он Путин». Но на последних выборах избиратели задали себе вопрос по поводу альтернативы лидеру, каковой не нашлось среди списка кандидатов-профессионалов, заранее обреченных на поражение, среди которых Зюганов, Жириновский, Миронов плюс миллиардер Михаил Прохоров.

Единственное новое лицо среди кандидатов — это этот магнат, который пришел в Москве вторым, но его дебют в политике, конечно, нельзя назвать успехом. В прошлом году он попытался создать собственную партию, но был отстранен с поста лидера партии в первый же день съезда. В настоящий момент нет никаких признаков организации движения, которое бы выдвинуло своим лидером бывшего министра финансов Алексея Кудрина, о чем много говорилось в недели наибольшей антипутинской активности на площадях.

Не стал чисто политическим лидером харизматичный блогер Алексей Навальный. Дело в том, что лидеры протестного движения не смогли договориться между собой ни по одному вопросу, даже по поводу манифестаций в ближайшие месяцы. Накануне инаугурации Путина сами организаторы протестов удивились активности масс, которые приняли участие в манифестациях против нового президента (от 8 до 40 тысяч, согласно оценкам полиции и организаторов соответственно). 6 и 7 мая были задержаны и арестованы пятьсот человек, что омрачило праздник «возвращения» в Кремль.

В общем и целом можно сказать, что протесты на площадях, подпитываемые деятельностью в Интернете, не создают основу органического движения, в которое могли бы влиться все недовольные. Протестное движение очень нестабильное и неопределенное.

Выход на сцену нового лидера от оппозиции с конкретными проектами, несомненно, изменил бы многое. Но то, что произойдет на российском континенте в ближайшие годы, во многом зависит от положения дел в экономике, а также от способности президента выдержать экзамен и выполнить программу реформ. Во время первых двух мандатов Владимир Владимирович проявил себя как прекрасный тактик и посредственный стратег. Сегодня некоторые россияне считают, что перемены возможны, а некоторые думают, что президент, замкнувшийся в своей теории власти, как последний царь до революции, слишком далек от реальности, чтобы признать тот факт, что ветер действительно переменился.