Оппозиция и последняя осень президента Медведева

Формальное и вполне предсказуемое переназначение Путина было анонсировано в худших советских традициях, на казенном партсъезде (скандирование «Рос-си-я» не менее пяти раз, если верить опубликованной в Интернете памятке), с пошлой чиновничьей мизансценой «Только после Вас, Дмитрий Анатольевич». Читающую сетевую публику передернуло от отвращения, блоги заполнились унылыми подсчетами «сколько мне будет через 12 лет» и обсуждениями вечной темы «пора валить». Не обошлось, разумеется, и без ритуальных фраз про бессилие оппозиции.

Читающая (и в особенности пишущая) публика все никак не возьмет в толк, что она и есть оппозиция — другой нет, и взяться ей неоткуда. Велик соблазн спрятаться за свой «профессионализм»: дескать, каждый должен заниматься своим делом. Но чье это дело — быть оппозицией? Людей, провозглашающих себя оппозиционными политиками, можно пересчитать по пальцам одной руки, в то время как желающих объяснить, что они делают «не так», сколько угодно.

И ведь как ни странно, более или менее ясно, что делать. После первых успехов Навального и после «арабской весны», в условиях непрерывно растущего Интернета и все большей усталости страны от путинского застоя — нужно «всего лишь» вывести коммуникацию между новыми несогласными на новый количественный и качественный уровень. Создать современную технологическую оболочку большого «электронного парламента», призвать в нее для начала один-два десятка тысяч человек и обсуждать в этой среде реальную национальную повестку дня. Стране нужно политическое пространство, в котором публично сталкиваются интересы различных групп — идеологических, региональных, этнических, гендерно-возрастных и каких угодно других. Думские муляжи не годятся для формирующей общественное мнение дискуссии, а при ее отсутствии общество и страна деградируют.

Для создания этого альтернативного политического пространства нужен минимальный консенсус — согласие играть по общим правилам тех, кто способен представлять различные течения общественной жизни страты. Тех, к кому прислушиваются. Тех, кто имеет авторитет благодаря своим творческим достижениям или активной гражданской позиции. Кто успешен в своем деле и связывает его дальнейшее развитие с тем, что будет происходить в стране. Кто популярен в Интернете, в конце концов.

Чтобы достичь этого консенсуса, нужен публичный диалог. Надо чаще встречаться, если угодно. Много небезразличных, ярких и думающих людей в одно время и в одном месте. Спрос на такое событие достаточно убедительно был продемонстрирован летом на «Антиселигере».

Сейчас предпринимается вторая попытка — с 30 сентября по 3 октября пройдет Открытый форум гражданских активистов «Последняя осень». В его рамках будет представлен проект оболочки для альтернативного политического пространства, созданный в русле концепции «Облачная демократия». Медийно близок ему проект Общественного телевидения, и оба они должны доказать свою востребованность. «Последняя осень» приглашает всех, кому это интересно, принять участие в первом публичном тестировании новых проектов, а также послушать, что по этому поводу думают представители незарегистрированных партий, эксперты, журналисты и гражданские активисты.

О своих текущих проектах намерены рассказать Евгения Чирикова, Алексей Навальный, движение «Солидарность», левые активисты и многие другие. На форуме заявлены более десяти дискуссий, от обсуждения национал-демократии до дебатов молодежных движений. В творческом блоке программы — выступления Дмитрия Быкова, Михаила Аркадьева, премьерная читка фрагментов пьесы «Разговоры на кухне за два часа до ареста» (Театр.doc), кинопоказы от Сэма Клебанова, сборные концерты, организованные Василием Шумовым и Антоном Черниной.

Слегка апокалиптическое название «Последняя осень» на самом деле, конечно, апеллирует к знаменитой песне Юрия Шевчука (к слову сказать, поддержавшего идею проведения форума). В конце 80-х образ прощального костра догорающей эпохи вызывал тревогу о будущем, но также и своего рода ностальгию. Теперь вздыхать о прошедших «нулевых» желающих найдется, пожалуй, немного. Однако проблема в том, что эта эпоха, как видим, догорать не спешит. Протянет ли она еще двенадцать лет или все же нынешняя осень станет для нее последней, зависит от того, когда именно несогласные всей страны научатся действовать совместно.

Конечно, сбор нескольких сотен человек в Подмосковье для скептического наблюдателя может показаться неубедительным, но скептическим наблюдателям пора понять, что предъявлять претензии им некому, кроме самих себя.