О танках Путина

Политическое событие недели, конечно, не прогулки граждан на бульварах, а назначение Николая Меркушкина губернатором Самарской области. Прогулки на бульварах – это яркое общественное событие, но к политике оно пока не имеет ровным счетом никакого отношения. Как не имеет отношения Эдуард «хромой ворон» Лимонов к попугайской писательской тусовке Москвы, по его же словам. А вот Меркушкин – это настоящая политика.

Меркушкин – полная волжская копия белгородского губернатора Савченко, авторитарный и жесткий руководитель, из ельцинского еще поколения региональных боссов. Он президент той самой Мордовии, где за Путина голосует и 107, и 109 процентов граждан. Ему два года назад в пятый раз продлили президентский контракт, но теперь сняли и отправили из Саранска в Самару, вместо срочно эвакуированного в Москву чекиста и ставленника Сергея Чемезова Владимира Артякова.

Артяков – это тот самый Артяков, который с лимузином Mercedes S600 Guard за 22 млн рублей, часами DeWitt, Academia Tourbillon Differentiel rose gold за 225 000 швейцарских франков и заводом «АвтоВАЗ», который именно Артяков загнал в долги, из которых его вытаскивали всем правительством. Ему в Москве светит повышение – страшно даже подумать какое, – а вместо него в Самару выписали Меркушкина.

Надо понимать так, что Путин хочет сделать Меркушкина самарским губернатором именно потому, что Меркушкин – успешный политический менеджер. Потому что полагать, что его поощрили за успехи Мордовии в сельском хозяйстве, как минимум нелогично: в Самарской области основные проблемы связаны с урбанистикой и промышленной политикой, а не расширением кредитования сельского хозяйства.

Но говорить об этом прямо нельзя, поэтому, например, единоросс Неверов приводит суперлогичный довод в пользу перемещения Меркушкина: «Что касается Самарской области, она, как и Мордовия, входит в Приволжский федеральный округ. Поэтому проблемы этого региона хорошо знакомы Николаю Ивановичу». Хотя в целом все понятно: за «Единую Россию» в Самарской области в декабре проголосовали 39% избирателей, а в Мордовии – 91%. Но в Мордовии живет меньше миллиона человек, а в Самарской области – больше трех. И иметь Меркушкина в Самаре гораздо выгодней, чем в Саранске.

То есть в большой, сложный, высоко урбанизированный регион посылают эдакого крепкого пожилого председателя колхоза, чтобы он там, понимаешь, навел политический порядок. Провел, так сказать, линию партии. А предыдущего губернатора, который провалил все и вся, отправляют в Москву на повышение.

Если нужны еще какие-нибудь ориентиры, чтобы понять, как будет выглядеть третий срок Владимира Путина, то я не знаю даже, что еще сказать. Пресловутые споры о печени Пескова и степени жесткости, с которой власти намерены бороться с играющими на столичных бульварах в бадминтон, теряют смысл на фоне таких масштабных кадровых рокировочек.

Один мой знакомый чиновник вчера удачно пошутил, комментируя поездку президента Путина на Урал. Он сказал, что президент полетел в Нижний Тагил «за персональным танком, чтобы въехать на нем в Москву». На танке Путин, видимо, хочет въехать не только в Москву, но и в Самару. И еще в несколько городов-миллионников.