Киселев: оранжевая революция – это совершенно другое

Майдан отличается от проспекта Сахарова и Болотной тем, что Майдан готовился, а российские митинги носят стихийный характер, считает журналист Евгений Киселев. Отличие еще и в том, что к моменту, когда происходила «Оранжевая» революция, законодательное собрание Украины было настроено резко оппозиционно к действующему президенту. Оппозиция на Украине долго готовила Майдан, хотя и не ожидала, что на улицу выйдет миллион человек. Митинги в России могут, тем не менее, повторить судьбу Майдана, где к власти пришли «никчемные люди» и никаких перемен, по сути, не произошло.

Slon попросил Киселева сравнить Россию и Украину:

– Ну что, перестройка номер 2?

– Во всяком случае, похоже.

– Чем кончится?

– Не знаю, очевидно общество пришло в движение. Митинги протестные, социальные, движуха пошла.

– Что общее с «Оранжевой» революцией, что различное?

– Ой, ну вообще «Оранжевая» революция – это совершенно другое. Если говорить об украинском опыте, он был принципиально иным. Там была очень сильная национально-демократическая составляющая, это раз. Два – «оранжевой» революции предшествовало очень мощное движение против Кучмы. Было еще движение «Повстань, Украина». И кроме того, были выборы 2002 года, тогда оппозиция на выборах 2002 года в парламент получила большое количество мест. Была мощная оппозиция президентской власти в законодательном собрании. Только потом Майдан, организаторы которого прямо говорят, что готовились к нему, и это была не стихийная история – начиная от закупки палаток и кончая подготовкой актива Майдана. Другое дело, что никто не ожидал, что выйдет миллион человек. Но к протестам на Украине готовились и их готовили, а здесь, конечно, куда больше стихии. Особенно в первый раз, на Болотной. Сейчас все-таки организация была по-другому устроена. На Майдане в Украине большую роль играла музыка, песни, на Болотной этого не было. Музыкальная составляющая сегодня присутствует.

– Это различное, а что общее у Майдана и проспекта Сахарова?

– Я думаю, что дай бог, что у нас будет собственный опыт, который сейчас непредставим. Но у Майдана печальный опыт. Он закончился, в общем, ничем. В результате к власти на Украине пришли, к сожалению, люди никчемные, которые, по сути дела, не оправдали общественных ожиданий. И за это сегодня платится очень высокая цена – общественная апатия и многое другое.

– Как сделать так, чтобы у нас были другие результаты?

– Я не готов советовать.

– Это вероятный сценарий?

– У революции всегда есть обратная сторона, порыв людей к свободе очень часто оканчивается установлением еще более худшего правления. Как в 1917-ом году, или как в Иране, тоже эйфория была, шаха смели, а в результате к власти пришли националисты, которые сейчас рвутся к атомному оружию и третью мировую войну зачинают.

– Националисты, которые сейчас собрались на площади, это очень маленькая группа людей, но могут ли они оседлать процесс, как когда-то большевики?

– Это одна из угроз, с которой сталкивается новое демократическое движение. Я не политик, я журналист, я только фиксирую, я не даю советов, как этого не допустить.