“Антидолларовый” заговор набирает обороты

В начале 2012 года в мире велись бурные обсуждения по поводу греческого дефолта, общего упадка еврозоны, зарождающегося конфликта с Ираном… На фоне хаотичных новостей и слухов все как-то упустили из виду одно событие: Япония и Китай договорились об исключении доллара США из своего торгового оборота.

Азиатские «монстры» — это все-таки не Ливия. Помнится, когда Муаммар Каддафи выступал за введение новой мировой резервной валюты — золотого динара, США не стеснялись в выражениях. А вот заявление Японии и Китая практически проигнорировали.

Японский премьер-министр Есихико Нода и его китайский коллега Вэнь Цзябао встретились в конце декабря в Пекине и полюбовно решили, что в расчетах между двумя странами будут пользоваться иеной и юанем. Сразу после этого не только Япония, но и Корея перевела часть своих валютных резервов в китайскую валюту.

До 2011 года в КНР действовали суровые законы,запрещающие продавать иностранцам национальную валюту — как на государственном, так и на частном уровне. Период с 2011 по 2015 годы Поднебесная объявила временем масштабных финансовых реформ, и к концу прошлого года сняла основную часть запретов. Как видим, юань превращается в свободно конвертируемую резервную валюту и, кажется, намеревается составить конкуренцию «вечному» доллару США. Не исключено, что Китай скоро сделает и следующий шаг: отпустит юань в свободное плавание и не будет искусственно занижать его курс. В таком случае МВФ обещает китайской валюте статус третьей или даже второй резервной, наряду с долларом и евро.

Впрочем, умные китайцы не хотят спешить. Не зря они столько лет держали юань «на поводке». Слабая национальная валюта дает большие возможности для экспорта и защищает внутренний рынок страны. Стоит ли Китаю менятьэти безусловные блага на размытый статус резервной валюты для юаня? Вопрос спорный.

Интересно, что Соединенные Штаты своими руками сужают пространство обращения доллара, вводя санкции против Ирана. Пытаясь склонить Тегеран к прекращению ядерных разработок, Штаты запрещают иностранным банкам проводить оплату иранской нефти в американских долларах. В итоге Китай договорился с Ираном о бартерной торговле, а Индия в отношениях с Тегераном перешла на рупии. Хотя индийской рупии и не прочат статус резервной валюты, но она так же, как и юань, обладает огромным потенциалом.

Еще один оплот протеста против доллара — некоторые страны Латинской Америки, которые в своих торговых отношениях используют сукре. Впервые этой валютой Куба рассчиталась с Венесуэлой 3 февраля 2010 года. Усложняет процесс внедрения валюты (названной, кстати, в честь борца за независимость Колумбии и Венесуэлы от Испании) то обстоятельство, что использующие ее страны находятся далеко друг от друга. Из 11 государств, принявших сукре, только Гондурас и Никарагуа имеют общую границу.