Путина выбрали, теперь надо выбирать Путину

От него ждут действий, и ему придется не только выбирать, с кем он, но и против кого он.

Если говорить о состоявшихся вчера выборах президента России, то, на мой взгляд, самый впечатляющий их эпизод, независимо от отношения к тому или иному кандидату, – это не результаты, а слезы Путина, выступающего вечером 4 марта на Манежной площади Москвы на митинге в свою поддержку. Такого проявления эмоций от Путина мало кто ожидал. Если вспоминать столь же впечатляющие слезы победителя, плачущего не просто на публике, а на глазах у всей страны, а то и всего мира, то первая, кто приходит на память среди наших соотечественников (а не среди, например, лауреатов «Оскара» или «Грэмми»), – это, конечно, Ирина Роднина на Олимпиаде 1980 года в Лэйк-Плэсиде. Она плакала под звуки советского гимна, глядя, как поднимается в честь их с Александром Зайцевым победы флаг СССР. Не будет преувеличением сказать, что тогда победу наших фигуристов (как и во многих других случаях, и не только в спорте) считала своей победой вся страна, испытывающая те же эмоции, что и чемпионы.

Говорить о единодушной радости российского населения в связи с победой Владимира Путина на выборах, конечно, не приходится. Тем не менее его проявление эмоций на Манежной площади представляется весьма значимым, потому что оно выглядит искренним и дает основания полагать, что для Путина действительно важна была победа на выборах, причем такая уверенная победа. Эта победа – подтверждение того, что бóльшая часть населения страны готова его поддержать, и, надо полагать, для него это очень важно. Хотелось бы верить, что для него такая поддержка важна потому, что он видит в ней возможность принести пользу стране.

Что касается собственно самих результатов, то с ними, в общем-то, все понятно и ожидаемо: согласно официальным данным ЦИК РФ, по итогам обработки более 99% бюллетеней Путин набрал около 64% голосов, лидер КПРФ Геннадий Зюганов – более 17%, самовыдвиженец Михаил Прохоров – около 8%, лидер ЛДПР Владимир Жириновский – более 6%, лидер «Справедливой России» Сергей Миронов – около 4%.

Данные эксит-поллов, проведенных ФОМ и ВЦИОМ, незначительно корректируют эти цифры: у Путина – около 60%, у остальных кандидатов – результаты примерно те же, что и в сводках ЦИК, либо чуть выше.

По данным оппозиции, картина, разумеется, иная. В частности, как сообщают СМИ, согласно результатам параллельного подсчета бюллетеней проекта СМС-ЦИК ассоциации «Голос», Владимир Путин набрал на 10% меньше, нежели утверждал ЦИК, – чуть более 53% голосов. Но и эти данные, как видим, не оспаривают победы Путина в первом туре. Что касается остальных кандидатов, то данные «Голоса» по состоянию на минувшую полночь непринципиально отличаются от данных ЦИК, за исключением одного кандидата: Прохоров, согласно результатам параллельного подсчета бюллетеней, к полуночи набрал аж около 14%.

Так или иначе, победа Путина очевидна. И он не просто победил, а, повторяем, уверенно победил. Как следствие, он может теперь проводить уверенный курс, уверенную целенаправленную политику и быть независимым от тех, кто будет этой политике оппонировать. Вопрос в том, чтобы не начать проводить политику, которая стала бы противоречить ожиданиям тех социальных массивов, которые поддержали Путина на выборах.

Лидер КПРФ Геннадий Зюганов не признал итогов выборов, назвав их «воровскими, абсолютно нечестными и недостойными». Для Геннадия Андреевича, с одной стороны, нынешний результат не хуже предыдущего (на выборах 2008 года он также получил около 18% голосов), но это – первый случай из его четырех избирательных кампаний, когда он получил меньше голосов, чем КПРФ в предшествующей парламентской кампании (на декабрьских выборах в Госдуму КПРФ, согласно официальным данным, набрала более 19%). Более того, на президентских выборах в 1996, 2000, 2008 гг. Зюганов набирал заметно больше (подчас в полтора раза больше), чем перед этим – КПРФ на парламентских выборах.

В этот раз Зюганов такого именного приза не получил. Это можно объяснять по-разному, но по факту это именно так. Нужно делать выводы – и самому Зюганову, и КПРФ.

Прохоров в, образно говоря, борьбе за третье место опередил Жириновского, причем, по данным независимых источников, опередил уверенно и отнюдь не вчистую проиграл Зюганову. Прохоров считает (и отчасти обоснованно) этот результат своей победой и заявил, что будет создавать новую партию. Это и печально, и забавно. Печально потому, что почти 8% избирателей, по данным ЦИК, или почти 10% избирателей, по данным эксит-поллов, проголосовали за человека, о котором знали только, что он – миллиардер. А в России синонимом этого слова является слово «мошенник». По крайней мере, в массовом сознании.

Но если Прохоров и победил, то победил он, на мой взгляд, в амплуа клоуна в состязании с Жириновским. Ясно, что в обществе есть люди, которым нравится именно это жанровое, политическое и социальное амплуа.

Есть проблемы у Миронова: результат много ниже партийного результата (на декабрьских выборах в Думу «Справедливая Россия», по официальным данным, набрала более 13% голосов). Хотя как раз Миронов, пожалуй, достойнее всех встретил свой результат, поздравив Путина с победой (как и Жириновский). Теперь Миронову предстоит разобраться как в том, почему голоса, полученные его партией, не консолидировались для его личной поддержки на президентских выборах, так и в том, какое место и какое идеологическое отождествление должна найти его партия в сегодняшней политической жизни в России. Он вполне уверенно и аргументированно говорил в ходе избирательной кампании о том, что будущее России – это социал-демократия. Но пока образ этой социал-демократии представлен обществу не в полной мере. Многих людей предстоит убеждать в оптимальности такого пути развития страны.

В целом же общая проблема завершившихся выборов в том, что в этот день все, действительно, не закончилось, а только начинается. И дело не в том, что уже в ближайшее время можно ожидать и акций оппозиции, и возможных массовых беспорядков, к которым открыто призывают некоторые из них. И одним днем это может не ограничиться. Однако, повторюсь, результат, полученный Путиным, дает ему основание чувствовать себя уверенным в своих действиях. Главное – то, что будет через несколько месяцев. Потому что на сегодня вокруг Путина сложился крайне противоречивый социальный электоральный союз: за него голосовали и предприниматели, и бюджетники.

От Путина ждут развития бизнеса и сильной социальной политики. Путину придется выбирать. Рыночники пугают его тем, что если он не проведет новые «либеральные реформы», то лишится поддержки «продвинутой части общества».

Но, с одной стороны, эта часть общества и так его не поддерживает. С другой стороны, если он повернет в эту сторону (а традиция российской власти – начинать предавать своих сторонников, покупая за их счет своих противников), то лишится поддержки тех социальных слоев, которые его поддержали, того народного массива, который на этих выборах поверил ему и обеспечил его победу.

И если через несколько месяцев сбудутся пессимистические прогнозы, если начнут сокращаться социальные программы (в чистых цифрах или за счет инфляции), протесты социальных низов не ограничатся, условно говоря, Болотной площадью. В этом случае союз с политическими активистами того направления, которое ждет от власти новых 90-х и «интеграции в мировую экономику» в статусе полуколонии, не поможет остановить протест десятков миллионов граждан, поверивших Путину, но не получивших от него обещанного.

Для того, чтобы победить, Путину пришлось выдвинуть почти социалистическую программу. Для того, чтобы удержаться, ему придется ее выполнять. Ему придется не только выбирать, с кем он, но и против кого он. Т. е. ему придется определиться, с кем он готов пойти на конфликт. Выступление на Манежной он закончил словами «Они не пройдут!». Теперь предстоит увидеть, кого он имел в виду.

Главное отличие Путина от всех других кандидатов в президенты заключалось в том, что любой из других кандидатов в случае своей победы в первый год президентства мог бы просить страну подождать, пока он войдет в курс дела, а во второй год – просить потерпеть: ведь ситуация-де ухудшается в силу того печального наследия, которое ему оставил предшественник и от которого он, новый президент, теперь вынужден избавляться. Путин же этого говорить не сможет. От него будут ждать действий и их результатов уже сейчас.

Путин победил потому, что его поддержала бóльшая часть населения, и именно в тот момент, когда Путину была нужна эта поддержка. Теперь избиратели вправе ждать от него ответной поддержки. Самая главная проблема для Путина – остаться с народом и суметь ответить позитивом на его ожидания.

Избиратели обеспечили Путину победу в наиболее сложной ситуации из тех, в которой Путин оказывался. И избиратели сегодня имеют право требовать от Путина выполнения того, что хочет от него народ.