Политики: итоги президентства Медведева и будущее тандема

Во вторник Дмитрий Медведев провел расширенное заседание Госсовета, где подвел итоги своего президентства. Ближе к вечеру того же дня избранный президент Путин подтвердил: Медведев — его кандидат в новые премьер-министры. А значит, речь Медведева была не только об итогах своего президентства, но и о планах нового правительства. “Вести в субботу” не только вгляделись в выражения лиц тех, кто пришёл слушать Медведева, но и переговорили с наиболее узнаваемыми.

Андрей Фурсенко, министр образования и науки РФ

– Вы были свидетелем обращения уходящего президента, будущего премьера. Каким может быть формат нового тандема?

– Это надо спрашивать, как вы говорите, у тандема. Я всегда рассматривал их как единую команду. Думаю, что командный стиль сохранится. Изменения будут, это несомненно. Любые шаги такого плана всегда ведут к изменениям.

– Вы про себя?

– И про себя тоже.

Антон Силуанов, министр финансов РФ

– Как это было и четыре года назад, когда президент Путин ставил задачи перед новым правительством, так и сейчас — президент Медведев ставит задачи на ближайшую перспективу.

Эльвира Набиуллина, министр экономического развития РФ

– После прошлой речи были перестановки правительства, а сейчас ожидаете? Не ожидаете?

– Будет сформировано новое правительство. Я думаю, что это и есть обновление.

Борис Грызлов, председатель Высшего совета партии “Единая Россия”

– Каким будет тандем?

– Я думаю, что тандем сложился. И предстоящие годы он будет работать на пользу России. Я в этом уверен.

Геннадий Зюганов, руководитель фракции КПРФ в Госдуме, председатель ЦК КПРФ. В студии программы “Вести в субботу”.

– Здравствуйте, Геннадий Андреевич.

– Здравствуйте.

– Я должен заметить, что вас не было на Госсовете, у вас была уважительная причина или вы специально не пошли?

– Нет, Совет Европы. 47 стран собрались, как раз заслушали итоги думских и президентских выборов, где мы высказали свою оценку, и считаем, что ситуация должна быть изменена в лучшую сторону. Без честных и достойных выборов не выбраться из того кризиса, в который мы попали.

– Кстати, европейцы признали легитимность этих выборов.

– Признали, но критики было достаточно много. Я выступил и сказал, что мы не признали эти выборы ни легитимными, ни честными, ни достойными.

– Как бы то ни было, вы все-таки работаете в Думе, как бы ни относились к выборам, у вас огромная фракция. Мы сейчас с вами видели интервью с несколькими министрами, которым от вас доставалось за последние четыре года. Кто не должен войти в правительство, которое будет представлять Дмитрий Медведев, чтобы ваша фракция, столь увеличившаяся после последних выборов, проголосовала за его утверждение в премьер-министры?

– Главное не состав правительства. Любое правительство подбирается под решение конкретной задачи. А конкретная задача — реальная модернизация, о которой не раз говорил Медведев. Но на практике этой модернизации нет. Мы производим менее полутора процентов продукции, которая соответствует новым технологиям и регулируется ВТО. А дальше все это, в основном, сырье. С другой стороны, у нас сумасшедший долг, более 500 миллиардов долларов. За последние три года 350 миллиардов долларов убежали из страны.

– Самый низкий долг в Европе.

– Низкий, но там другая промышленность, другое производство, другая инфраструктура и так далее. Поэтому надо подбирать под левоцентристскую политику. И я думаю, что Медведев не будет проводить такую политику.

– То есть, вы не будете поддерживать его кандидатуру?

– Не будем поддерживать этот курс и ни одну кандидатуру, которую внесут, если она будет проводить тот же курс. На мой взгляд, надо формировать такого типа команду, которую вынужден был сформировать после дефолта Ельцин, когда все обвалилось, финансы закупорились. Примаков, Маслюков и Геращенко. Считаю, это был выход из той ситуации. Сегодня ситуация у Путина и Медведева не лучше, в перспективе еще может быть хуже. Поэтому им придется проводить левоцентристский курс. Не случайно мы предложили эту программу в ходе выборов и не случайно я назвал состав правительства народного доверия, там 80 человек. Среди 80 там есть 15 человек, кто представляет нынешнюю власть.

– А если кого-то из ваших позовут в правительство?

– Если под ту же политику, тот же курс? А какой курс? Давайте все остальное на распродажу. На этом пути нет выхода.

– То есть, не пустите своих однопартийцев в правительство, если позовут?

– Если под этот курс, под старый курс, это просто послать его на уничтожение.

– Давайте тогда интересный тактический вопрос. Медведев выдвинул сейчас представителя ЛДПР Островского в губернаторы Смоленской области. Еще по старой схеме. И одно из первых заявлений, которое сделал в последние дни Островский, о том, он будет формировать многопартийное правительство Смоленской области, в том числе намерен туда позвать представителей КПРФ. А к нему отправите своих представителей?

– В принципе, Смоленская область — важная для России. Это щит на груди страны. Бедные, причем рядом у них есть уникальный пример. Вот переезжают границу с Белоруссией, все поля вспаханы, дорожки чистенькие.

– Но только возят продукты продавать в Россию, Геннадий Андреевич, давайте уж тоже не будем преувеличивать.

– И это хорошо, лучше из Белоруссии, чем черти откуда и самого низкого качества. Что касается местных властей, мы поддержим их политику, потому что на местах есть возможность развивать свою местную экономику, отталкиваясь от местных возможностей. Мы посмотрим. Ну а если будут и дальше на распродажу… Понимаете, кто бы ни был у нас губернатором, если у вас киловатт-час электроэнергии дороже, чем в Европе и Америке, если литр солярки и бензина за 30 рублей зашкаливает, если вам, чтобы подключиться к розетке, надо платить больше, чем все в мире платят, вы можете быть с золотой головой, с современной техникой, с рабочей силой, как в Германии, но вы все равно будете неконкурентоспособны. У нас и стены толще, и трубы глубже, и затраты гораздо выше. Нужна иная экономическая политика и стратегия. У нас с такими министрами как Фурсенко, Сердюков можно только обвалить все и добить. Нужна сильная профессиональная, грамотная команда и левоцентристский курс. Пусть изучают внимательно, что делали Примаков, Маслюков и Геращенко после дефолта. Если они это не освоят, вы увидите, нас залихорадит уже этой осенью, а может быть и быстрее.

– Не хочу преувеличивать роль этой студии, но это была репетиция вашего выступления в Думе 8 мая?

– Нет, я выступал в отчете Путина, подробно изложил и у себя в “Правде”. 5 мая будем отмечать ее столетие. Это опубликовано в спецвыпуске “Правды”, он выйдет миллионными тиражами. Я хотел, чтобы деловые люди, губернаторы и специалисты познакомились с нашими оценками финансово-экономического курса. На пути Ельцина и Гайдара у страны нет никаких перспектив.

– Самое последнее. Вы проголосовали против закона о прямых выборах губернаторов, но тем не менее, он заработал. В каких областях кого будете выдвигать этой осенью?

– У нас много интересных предложений. Мы там ввели такой регламент, по которому надо собирать 5-10 процентов.

– Но вы-то легко это превзойдете. У вас полно муниципальных образований, представителей.

– Мы превзойдем, проблем нет. Но каждого нагнут, каждому пришлют инспекцию, и нет уверенности, что не заставят человека снять свою подпись. Но у нас почти повсеместно есть сильная команда.

– И будете везде выдвигаться.

– Мы предложим не только кандидатуру губернатора, но и целую команду с реальной программой вывода из кризиса в той или иной области.

– Спасибо. Геннадий Зюганов, чья партия голосует против законов, но потом ими пользуется, был гостем нашей студии.

Несмотря на такую позицию КПРФ, в утверждении Дмитрия Медведева как нового премьер-министра не сомневается председатель Государственной думы Сергей Нарышкин.

– 8 мая палата заслушает предложения уже вступившего в свою должность президента Российской Федерации, предложения Владимира Владимировича Путина в отношении кандидата на пост председателя правительства России.

– Как вы думаете, голоса “Единой России” будут только как при избрании вас?

– Думаю, не только. До этого, конечно, будут проведены консультации с парламентскими фракциями. Очевидно, с двумя фракциями мы еще 7-го числа во второй половине дня. И 8-го числа тоже консультации с двумя фракциями. А во второй половине дня мы проведем заседание палаты.

– Рутинное внеочередное заседание?

– Оно не рутинное, это яркое событие и для палаты, и вообще для общественно-политической жизни в стране. Поэтому ждем.

Уверенность спикера-единоросса Сергея Нарышкина в грядущей победе Дмитрия Медведева (который в пятницу заявил, что сам вступит в партию), объяснима. Для утверждения Медведеву в Думе требуется простое большинство: 226 депутатов. А он уже может рассчитывать на 293 голоса: “Единая Россия” плюс ЛДПР, чей лидер Владимир Жириновский уже заявил о своей поддержке. В кулуарах в Кремле он об этом говорил так громко, что вопрос о будущем тандема “Вести в субботу” стали задавать ещё до начала речи Медведева и заявления Путина. Итак, продолжение опроса.

Владимир Чуров, председатель Центральной избирательной комиссии РФ

– Для вас сегодняшнее выступление — это выступление уходящего президента или будущего премьера?

– Это выступление одного из выдающихся российских политиков.

– Астрахань закончилась?

– Что значит — Астрахань закончилась?

– Эпопея с Шеиным.

– Астрахань началась задолго до того времени, когда ее взяли войска Ивана Грозного. И, я думаю, что еще долго мы будем помнить об этом великолепном городе.

Аркадий Дворкович, помощник президента РФ

– Мы будем являться свидетелями выступления уходящего президента, будущего премьера. Что вообще можно предречь в отношении того, каким будем новый тандем?

– Сегодня будет выступление президента России. Выступление будущего премьера планируется, если все будет складываться, как объявлялось, 8 мая в Государственной думе. Если Дума, конечно, поддержит.

– Если все произойдет, каким будет формат будущего тандема, как вам кажется?

– Я не могу прокомментировать такие вопросы. Это решать новому президенту и новому правительству.

Михаил Фрадков, директор Службы внешней разведки РФ, в 2004 – 2007 гг. председатель правительства РФ

– Тандем сохранится?

– Я думаю, что должен сохраниться. Потому что политика предусматривает последовательность, активность. И один, и другой руководитель этими качествами обладает и желанием это делать.

– То есть, это надолго?

– Я думаю, что настолько, насколько это будет нужно в интересах развития страны. И будет совпадать с их желанием.

Сергей Борисов, президент Общероссийской общественной организации “Опора России”

– Если мы не увидим в ближайшие полгода прорывных действий, которые позволят России ускориться по-настоящему, то, наверное, Россию может ждать некое разочарование. Но я почему-то верю в положительный результат. Я считаю, что страна набирала критическую массу, весь организационный потенциал, научный, деловой набирал критическую массу, которая сейчас должна выстрелить.

Владимир Лукин, уполномоченный по правам человека в РФ

– Россия остро нуждается в модернизации, во вхождении в XXI век. Первые шаги довольно скромные, но они — первые, и за эти четыре года были сделаны. Это начало начала. Россия должна быть страной XXI века. Россия — это страна историй, но и страна времени. Время настоятельно требует перемен. И если это будет, то слава Богу. Я всей душой — за.

Рустам Минниханов, глава Республики Татарстан

– Что вы думаете о переформатировании тандема?

– Я думаю, все будет нормально. Когда команда работает, то, что члены команды поменялись местами, каких-то сенсаций не принесет. Все будет нормально. Будем работать.

Владимир Груздев, губернатор Тульской области

– Мне кажется, у нас задачи определены: это более эффективная работа всех органов государственной власти, начиная от федеральной и заканчивая муниципальными. Мне кажется, есть определенная логика в производстве тех решений, которые были заложены заранее, это правильно.

Михаил Ковальчук, директор национального исследовательского центра “Курчатовский институт”

– У нас курс на модернизацию, у нас страна сохраняет целостность, поднимается. Я могу сказать точно по своей научной линии, как мы за последние 10 лет прошли полный период — от полного начала советского страха перед нами, перед нашей наукой, потом пренебрежения и ужаса. А сегодня – полного глубинного уважения. Я могу это ответственно сказать, абсолютно. Думаю, мы будем продвигаться в том же направлении. Надо помнить, что мы — великая страна. Это главная вещь