Грузия: признание геноцида черкесов – грязная провокация

20 мая 2011 года парламент Грузии “пожалел” черкесов – признал так называемый “геноцид черкесского народа” как преступление против человечества, совершенное Россией в ходе и после Кавказской войны XIX века.

Под “геноцидом черкесского народа” грузинские парламентарии, а равно и их как российские, так и зарубежные идейные сторонники, обосновывающие “кровавую политику России против миролюбивых народов Кавказа”, понимают не только военные действия в позапрошлом веке, которые вела Российская империя на Кавказе и в ходе которых, естественно, были жертвы, причем с обеих сторон, но также под политикой “геноцида” понимают переселение черкесов, адыгов, кабардинцев и других народов Северного Кавказа на территорию тогдашней Османской империи, вызванное Кавказской войной.

Тот факт, что эта идеологическая кампания, развернувшаяся с приходом к власти в Грузии Михаила Саакашвили и особенно после его поражения в Южной Осетии в августе 2008 года, направлена на разжигание вражды между русскими и коренными народами северокавказских республик, срыв процесса по стабилизации обстановки на Северном Кавказе – не вызывает у экспертов сомнения. Главная цель всей этой кампании по признанию “геноцида черкесов” заключается в том, чтобы у нынешнего поколения северокавказских народов России сформировать по отношению к собственной стране, гражданами которой они являются, представления как о государстве-преступнике, которое не просто включило Кавказ в свою территорию, но и истребляло их предков, изгоняло их со своих исторических земель, внушить в сознание и историческую память молодых кавказцев мысль о нелегитимности присутствия России на Кавказе.

Стоит отметить, что сторонники признания “геноцида черкесов” имеются и в России со стороны некоторой части либеральной интеллигенции (В.Новодворская, К.Боровой и др.), которой свое государство всегда видится как агрессор. Неудивительно, что именно они подхватили ту мысль, что Россия виновата и должна уйти с Кавказа, предоставив ее республикам право на независимость.

Признание грузинским парламентом так называемого “геноцида черкесов”, безусловно, является грязной провокацией, политическим шагом, направленным на дальнейшее (хотя куда уж дальше) осложнение российско-грузинских отношений, дестабилизацию обстановки на Кавказе, срыв зимней Олимпиады-2014 в Сочи, так как, дескать, Сочи – это земля геноцида и не может быть никаких “спортивных игрищ” на земле, политой кровью предков.

В то же время всем очевидна неадекватность решения грузинского парламента, абсолютно не уместно использование самого понятия “геноцид” в оценке ситуации той поры на Северном Кавказе, так как любые вопросы по данной проблеме и любые пояснения неминуемо приведут к осознанию того, что никакого геноцида не было вообще.

Почему нужно учитывать лишь зверства, творимые Российской империей, а про такие же зверства, в массовом порядке и на протяжении многих десятилетий, творимые адыгами, нужно скромно забыть и в подсчете “геноцидных” деяний ни в коем случае не учитывать?

Почему Россия, желавшая получить “Черкесию без черкесов” и якобы намеренно “уничтожавшая черкесов по национальному признаку”, что являлось бы геноцидом, не уничтожает черкесов, а дает им выбор — либо “замириться” и принять все права российского гражданства и получить столько же земли, сколько получали и казаки, либо уехать в Турцию к своим союзникам с выплатой немалых подъемных?

Почему Россия, желавшая получить “Черкесию без черкесов” и намеренно “уничтожавшая черкесов по национальному признаку”, что являлось бы геноцидом, не уничтожает черкесов, а дает им письменность, новые орудия труда, новые сельскохозяйственные культуры, торгует с ними, всемерно привлекает их на свою сторону, вовлекает их в свои дела, делает их студентами, офицерами, учителями, писателями и врачами, приравнивает черкесскую знать к русской знати?

Почему теория “страшного геноцида” не учитывает того, что огромное количество адыгов перешло на русскую сторону и воевало против своих соплеменников? Как мы будем разделять, кто из черкесов погиб от рук русских и кто — от рук самих черкесов? Если адыг погиб от руки такого же адыга, почему теперь мы должны винить в его смерти русского?

Почему в число уничтоженных Россией черкесов современные этноисторики для массовости записывают вообще все жертвы, понесенные адыгами в XVIII–XIX вв — погибших от боевых действий с российскими войсками от русских по национальности, погибших от боевых действий с российскими войсками от рук самих адыгов, погибших в ходе огромного числа межплеменных столкновений, умерших от голода и эпидемий, эмигрировавших в другие районы Кавказа, выброшенных союзниками-турками в море во время переселения, и т.д.?

Почему ситуация, когда сами адыги убивают побежденных врагов или обращают их в рабство и продают в Турцию, является проявлением великого геройства, которым их потомки должны всемерно гордиться, в то время как предоставление русскими побежденным адыгам всех прав гражданства и собственности, выселение их за счет Российской Империи с выплатой крупных подъемных к их же союзникам-туркам является страшным геноцидом, за который теперь Россия должна платить, не разгибаясь, и каяться вечно?

Почему огромная часть адыгов, уехавшая в Турцию абсолютно ДОБРОВОЛЬНО, должна считаться жертвой страшного геноцида и насильственной депортации?

Почему черкесский геноцид нельзя сравнить ни с одним другим признанным геноцидом в мире? Почему условия, в которых находились адыги, просто фактологически несравнимы с еврейским, армянским и другими примерами геноцидов, а сами попытки их сравнения приводят к каким-то анекдотическим описаниям?

Многие империи того времени в процессе колонизации творили намного большие зверства, чем Россия. Почему теперь Россию нужно выдернуть из их числа и распять на кресте?

Почему шедший примерно в то же время в Англии процесс “Огораживания”, когда крестьян просто сгоняли с земли, не давая им ничего взамен, должен считаться поступательным ходом истории, а предоставление среднестатистической адыгской семье 30 десятин богатейшего чернозема нужно признать страшным геноцидом и предложить англичанам же выступить в Европарламенте судьями в вопросе его признания?

Почему ситуация, когда Англия в процессе завоевания Индии под корень вырезает династию Великих Моголов, считается нормальной, а то, что Россия в процессе завоевания Кавказа всячески поддерживает адыгскую знать, делает из нее полковников и генералов и защищает адыгов от самих адыгов, должно считаться страшным геноцидом и уничтожением черкесов по этническому признаку?

Почему в США не так много желающих признать геноцид индейцев со стороны белых колонистов из Старого Света? Гораздо больше людей, которые считают эту точку зрения неверной, предвзятой и вредной. Они утверждают, что современные термины “агрессия”, “оккупация” и вообще очень многие понятия современного права не применимы к событиям того времени, когда империи двигали границы, как фигуры на шахматной доске и целые народы переселялись по воле монархов. Известные и уважаемые в США историки и политики говорят, что вся история человечества, как гигантская паутина, была соткана и создана из таких переселений и они несли всему человечеству не только кровь и смерть, но в том числе прогресс и развитие, и в том, что мир достиг современного уровня есть и огромная доля заслуг человека, который когда-то посадил свою семью на корабль и отправился покорять новые для него пространства.

Кроме того, они утверждают, что если с подобными мерками подходить ко всем случаям освоения новых территорий, то тогда нам нужно признать геноцидом Великое переселение народов, Эпоху великих географических открытий, переселение венгров с Урала в Центральную Европу, а главными “геноцидоносцами” тогда станут Колумб и Васко да Гамма у европейцев и Ермак с Афанасием Никитиным у нас. Да и само переселение предков индейцев из северной части Азии на американский континент тоже нужно будет представить как акт агрессии против мирного континента, который развивался своим путем и не провоцировал предков индейцев на их появление.

В противовес сторонникам наличия геноцида, многие американские историки говорят, что индейцы, с которыми пришлось столкнуться колонистам, отнюдь не были похожи на белых и пушистых мирных жителей, творящих добро и исповедующих гуманитарные ценности современного порядка. В массе своей это были воинственные племена, которые понимали только язык силы. По их мнению, это было не массовое убийство беззащитных людей по национальному или расовому признаку, а настоящая война, которая шла длительное время и во время которой индейцы располагали внушительными силами, зачастую даже превосходящими силы переселенцев. Примерно то же самое происходило и на Кавказе.

Почему же тогда действия русских солдат и казаков, воевавших на Кавказе в XVIII-XIX веках, должны оцениваться исключительно с позиций моральных норм XXI века и статей современного Уголовного кодекса, в то время как попытки применения того же самого к деяниям предков современных адыгов являются провокацией?

Почему адыгская, грузинская позиция, претендующая на научность, принципиально не рассматривает аргументы оппонентов, отмахивается от них и приводит только и исключительно те цитаты и доводы, которые подтверждают ее позиции?

И так далее и тому подобное. Этих и других вопросов множество. Как же отвечают на них адыгские, а сегодня и грузинские оппоненты? Никак. Они их полностью игнорируют и опять заводят ту же самую пластинку: “Современное российское общество абсолютно не готово к справедливой и гуманистической оценке исторических событий”.

В Обращении адыгских организаций в Европарламент с просьбой признать геноцид черкесов говорится: “По заниженным данным из более чем миллиона адыгов выселено 497 тыс. человек, на исторической родине осталось около 80 тыс. человек”. Правильно, но в Обращении ничего не говорится о причинах подобной ситуации, что уходить в Турцию черкесов побуждала собственная знать, и “именно эти лица должны считаться инициаторами выселения”, в то время как Россия просила черкесов остаться, но из-за большого влияния знати на народ “все предложения нашего правительства горцам о свободном выселении их на плоскость, где им бесплатно отводились в собственность участки, мало достигали цели”. Естественно, этот тезис в Обращении и во всех других работах адыгских общественных деятелей “случайным образом” опускается, и вся вина за выселение возлагается на Россию.

Такой подход не имеет ничего общего с историей. Это фальсификация, оболванивание собственного народа и попытка путем признания вины России добиться собственных политических целей. Сегодня к этому процессу подключилась Грузия.

Можно предположить, что кампания по признанию Грузией геноцида черкесов ограничится только черкесами. Нельзя исключать, что вслед за “геноцидом черкесского народа” последует разнузданная кампания по признанию “геноцида” и народов Урало-Поволжья и Сибири. Все начнется так же, как в случае с идеологической подготовкой к признанию “геноцида черкесов”: вначале активно начнет писать зарубежная и российская либеральная пресса, поедут иностранные журналисты в Татарстан и Башкортостан, чтобы сделать репортаж о последствиях якобы совершенных Россией массовых убийств гражданского нерусского населения (причем, неважно, что речь идет о трактовке событий XVI в.: никого ведь не смутило, что грузинский парламент обвинил современную Россию в “преступлении против человечества”, совершенного в позапрошлом веке), затем будут организованы в зарубежных странах международные научные конференции и различные “круглые столы”, на которых с умным видом будут доказываться многочисленные “холокосты”, совершенные Россией против татар, башкир, народов Сибири, снимут не один документальный или художественный фильм о “кровавой политике России”, выйдет несколько “научных” книг.

Цель всей этой идеологической кампании – изменить историческую память и мировоззрение у нерусских народов, в которой собственное российское государство, гражданами которого они являются, будет восприниматься как поработитель, преступник, наконец, просто как источник зла, а значит борьба против него (в любой форме) будет восприниматься как освободительная и благородная. Стратегия зарубежного мира очевидна: ведь если собственное государство часть населения будет воспринимать как нелегитимное, то это будет только способствовать развитию внутренних дезинтеграционных последствий.