Такая форма управления архаична, коррупционна, жестока

Стало известно, что правительство готовит проект по созданию государства в государстве – госкомпании по развитию Восточной Сибири и Дальнего Востока. 16 субъектов, то есть 60% территории страны, будут частично выведены из-под федеральных законов. Подчиняться эта махина будет напрямую президенту РФ, а другие госорганы вмешиваться в ее работу не смогут. Директор Центра проблем государственного управления высшей школы экономики Павел Кудюкин рассказал, чем грозит стране такой колониальный подход к освоению территорий.

– Откуда могла взяться сама идея такой госкомпании, были ли прецеденты в истории?

– Я думаю, что это некоторое проявление безнадежности в ситуации, когда обычные методы государственного управления и регулирования не срабатывают. В мировой практике подобные вещи случались, но не в таком большом масштабе – разве что, кампании раннего капитализма, типа Ост-Индской или Вест-Индской, предназначенные для колониального освоения какой-то территории. Известно, что эта форма очень архаична и очень коррупционна, очень жестока по отношению к управляемой территории. В русской истории тоже такое было – русско-американская кампания на Аляске. В двадцатом веке у нас такое тоже было – Востокстрой на Колыме, но согласитесь, ассоциации не самые хорошие. В США в конце 20-х годов в долине реки Теннесси была создана государственная программа по развитию, но это была именно программа, а никак не госкомпания.

– Каков потенциал госкомпании, управляемой лично президентом? Может ли она быть эффективной?

– Боюсь, что эта инициатива приведет к коррупции, крышуемой на самом высоком уровне. В нашем законодательстве предусмотрена такая вещь, как долгосрочная федеральная целевая программа – с привлечением инвестиций, с созданием благоприятных условий для частного бизнеса. И я не понимаю, зачем создавать монстра, который будет отвечать за все. Права у новой госкомпании предполагаются совершенно фантастические, и это действительно будет государство в государстве. Ей планируется передать ряд сугубо государственных функций. По сути, она просто выводится из-под государственной юрисдикции.

– В проекте сказано, что эта госкомпания сможет получать «без проведения предусмотренных действующим законодательством конкурсных процедур права пользования недрами и лесными ресурсами на участках, необходимых для реализации инвестпроектов». Расширяет ли это поле для коррупции?

– Несомненно. Мы вообще выводим эту госкомпанию из правового поля. В Конституции, вроде бы, прямого запрета на ее создание нет, но возникает вопрос о вмешательстве в полномочия субъектов федерации. Надо подробно смотреть, какие нормативно-правовые акты будут положены в основу госкомпании.

– Как эта инициатива соотносится с популярной сейчас идеей расширения полномочий регионов, возврата к выборам губернаторов?

– Эта новая структура по большей части будет действовать в той части России, где в редконаселенных регионах сосредоточена достаточно большая часть ресурсов. Получится, что у губернаторов этих регионов останется очень узкий круг полномочий – и выбирай их, не выбирай, они все равно ничего не смогут решать.

– Как отреагирует мир? Это может отпугнуть иностранных инвесторов?

– Зависит от того, какие пряники инвесторам предложат. Взять только что прошедшую презентацию совместного проекта Роснефти и ExxonMobil – там ведь довольно жесткие условия для инвесторов, но проект все равно остается привлекательным и инвестиции, видимо, будут идти. Под крышей этой госкомпании, наверно, будет то же самое. Капитал он, знаете, не очень смотрит на все эти правовые тонкости. Политической реакции от западного мира никакой, тем более, ждать не стоит.

– Регионам, которые попадут под управление новой корпорацией, обещают налоговые льготы. На кого в таком случае ляжет весь груз?

– Надо смотреть на детали. Какие именно льготы они введут, на какие виды налогов – непонятно. На добычу полезных ископаемых, на прибыль, на НДС, на подоходный налог? Если льготы введут для дотационных регионов, то нагрузка, понятно, ляжет на доноров, но именно Сибирь и Дальний Восток – наши основные нефтегазовые регионы, наш основной источник бюджетных поступлений.

– Как повлияет на политическую ситуацию дополнительное усиление роли президента?

– Чрезмерная централизация власти всегда чревата дестабилизацией. Система управления становится просто неустойчивой.