Жириновский: история с Шалитом – издевка над арабами

В интервью “Вестям в субботу” Владимир Жириновский, заместитель председателя Государственной Думы РФ и руководитель ЛДПР высказал свое отношение к истории с капралом Шалитом, прокомментировал ситуацию на Ближнем Востоке и в России.

– Гость нашей студии – Владимир Жириновский. Здравствуйте, Владимир Вольфович.

– Здраствуйте.

– Хотел бы поговорить с вами, конечно, в том числе, о внутренних делах. Давайте вот с международных начнем. А вы бы, как израильтяне, на такой обмен – одного человека на тысячу радикалов – пошли бы?

– А они специально сделали. Это – издевка над арабами. Вот смотрите, на одного израильского капрала, одного, меняем на тысячу вас. Вы мусор, они говорят, вы там мелочь, вы – черви.

– Ну, эта тысяча не начнет сейчас стрелять по евреям?

– Сейчас, подождите, я об этом и говорю. Они хотят разозлить, в этом-то задумка. Это идет провоцирование обострения обстановки. Для чего? Потому что Ливан – непонятно что с ним, Иордания, Саудовская Аравия, Сирия. С Сирией они уже планируют ливийский вариант. До конца зачистить Ближний Восток, посеять хаос. И качать нефть. Везде корыстные побуждения, везде! В любых действиях – деньги. Для того чтобы взять под контроль полностью всю мусульманскую нефть и газ, нужно сместить действующие режимы, поскольку они старые, а человек на старости не хочет меняться. У нас, помните, большевики – 1991 год, не хотят меняться, и вообще потеряли мы страну. Поэтому это ускоряют. Вот они кого убрали? Самый сильный – Муамар Каддафи. До этого был самый сильный Саддам Хуссейн. И последний остался – Асад. И это будет большая, длительная война с обострением впереди на 15-20 лет.

– Давайте два слова буквально про Каддафи. Вы видели сообщение Reuters по поводу того, что новые ливийские власти хотят поставить под сомнение соглашение с “Газпромом”. Стоит ли этого пугаться на данном этапе, или надо дать возможность новым ливийским властям утрястись внутри себя, а потом уже продолжать с ними диалог.

– Пугаться не надо, потому что население Ливии настолько воспитано антизападно, что ни один режим, который займет прозападную позицию, не устоит. Проблем не будет, потому что ни в Ираке после оккупации, ни в Ливии после этих страшных бомбардировок никогда не удастся создать чисто прозападный проамериканский режим: не было партий, не было профсоюзов, не было парламента. На чем там будет стоять прозападная власть? Ей не на чем. Только новая диктатура. Война войной, революция революцией, а бизнес – бизнесом. Кстати, я свой вклад внес в это дело. Я просил улучшить отношения с Ливией в плане экономики. Им нужны железные дороги, им нужно опреснение воды, они готовы дать месторождения нефти, газа. А туризм там можно сделать еще дешевле, чем в Египте и Турции. Поэтому там были у нас блестящие перспективы. Кстати, это отсутствие нашей инициативы, потому что у нас нет еще тех бизнесменов, которые умеют торговать, хотят торговать, смотрят в бинокль, ждут, где лакомый кусочек появился. Минвнешторг – там были опытные чиновники. А его нет 20 лет, и новые бизнесмены, они, в основном, внутри страны устраивают такого рода сделки. У нас выкачивают, надо с чужих стран выкачивать и везти к себе. Как это делает Британия, Франция, Германия, США. А у нас обратный вывоз. Из собственной страны вывезти – это у них хорошо получается. А вот с таких стран, как Ливия, Ирак, Иран, завезти все в Россию на максимум и здесь обогатить большую часть населения, мы в этом пока отстаем.

– Одной из последних инициатив ЛДПР является инициатива о введении виз для азербайджанцев и всей Средней Азии, кроме Казахстана. Но самый громкий процесс на текущей неделе касался других, но не иностранцев. Я имею в виду, конечно, дело об убийстве Егора Свиридова. Знаю, что ваши активисты присутствовали на процессе. Ну, а каким должен быть не юридический, а, если хотите, политический и нравственный итог или следствие этого процесса? Какие выводы нужно сделать?

– Ну, во-первых, должен быть самый суровый приговор главному убийце, если его суд признает убийцей, пока еще процесс идет, в приговоре будет это обозначено пожизненное заключение. Соучастникам – по 15-20 лет. Очень суровые должны быть.

– Это юридическая сторона дела, а моральная?

– Моральная, моральная. Мы должны все-таки каким-то образом найти формулу отношений с теми регионами, откуда приезжают люди, и постоянно совершаются противоправные насильственные действия. Это идет с 1917 года, когда национальные меньшинства поднимают, а русских опускают. И за последние сто лет положение русских ухудшается. Живут меньше, больше болеют, больше разводов, больше в тюрьме, хуже питаются, хуже у них дома, жилье. Мы не говорим: дайте русским больше. Мы говорим: почему за сто лет русским дали меньше. У меня живой пример. Почему я бросил родную землю, огород, сад, сарай, погреб, родственников, могилы и с пустой котомкой приехал в Москву 50 лет назад. Брежнева еще не было. Еще был Хрущев. Это длится много-много лет. Возьмите Северный Кавказ. Не будем брать Чечню и Дагестан, другие. Идет отток населения. Там нет войны, нет терактов. В Карачаево-Черкесии было 30 процентов русских, 30 карачаевцев, 30 черкесов. Из всех станиц русские уезжают. Понимаете, психологическая обстановка? Не убивают, не насилуют, но создана обстановка, при которой русским пора уезжать. И тихо, спокойно, за копейки продают свои хорошие квартиры и уезжают. Пускай Росстат даст статистику, сколько за последние десять лет выехало русских из республик Северного Кавказа. Давайте перестанет провоцировать русских на отъезд из всех мест, где они родились, жили и работали, всем народам создадим равные условия, чтобы всем хотелось жить и все бы говорили: Россия – моя страна, моя Родина.

– Ну, что же, понятно, что вы хотите от этой предвыборной кампании. Спасибо, Владимир Вольфович. Владимир Жириновский был гостем нашей студии.