Дагестанский программист с пистолетом

С этой воскресной дагестанской свадьбой дело ясное, что дело темное. Пострадавших нет, зато виновные налицо – это всегда подозрительно.

Я вообще-то сижу в Киеве, но у меня 109 тысяч подписчиков в «Фейсбуке», и обычно мне не составляет труда найти очевидцев любого заметного московского события. Когда происходит что-то из ряда вон выходящее, я предпочитаю сам задавать вопросы, а не только читать, что пишут в СМИ.

Lifenews написал, что некий Мурат Агаларов (как потом выяснилось, на самом деле Мурад), «по данным оперативников, открыл огонь в сторону машин, пытавшихся обогнать свадебный кортеж, возглавляемый красным «феррари» со смоленскими номерами». А дальше – дагестанский кортеж остановили в самом центре Москвы, на углу Тверской и Моховой. И – дагестанцы отделались штрафами. Агаларова, например, оштрафовали на 2000 рублей за нарушение правил пользования травматическим оружием.

И это в городе, где собираются штрафовать на десятки тысяч рублей за несанкционированный пикет!

Ну то есть, типа, все ясно: кавказцы дикари, ведут себя в центре Москвы как в родном ауле, от ментов легко откупаются, потому что на «феррари» ездят.

Меня смутило одно: никто не выложил видео. Ни у кого из обстрелянных или просто видевших кортеж по пути его следования из области к Кремлю не оказалось включенного видеорегистратора. Никто из прохожих не заснял ничего на мобильный. Камеры наблюдения на всем маршруте не записали ничего такого, что можно было бы продать тому же Lifenews, известному способностью добывать такие записи.

Я спросил об этом в «Фейсбуке» и получил в ответ много иронии на тему «когда стреляют, кто ж станет снимать» (да мало ли кто; вот видеорегистратору наплевать, стреляют или нет, как и камерам на домах) и гипотез о том, что пострадавшие или, по крайней мере, очевидцы были, но боятся «брюнетов» с пистолетами и от страха молчат. Эти гипотезы я тоже должен сразу отмести: кортеж проехал через всю Москву – и что, все вокруг так испугались? Отчего же сейчас не боятся под своими именами в «Фейсбуке» ругать «дагов» на чем свет стоит? Найдут ведь и застрелят!

Нашелся лишь один человек, слышавший выстрелы. Видео никакого не нашлось. А еще пришел в комменты Арсен Казибеков, IT-предприниматель, владелец фирмы Krona Mobile Technology LLC, создавшей IOS-приложение для группового чата, и некогда глобальный монополист по торговле масками для игры в мафию. Хороший знакомый многих гостей свадьбы, и в том числе Мурада Агаларова.

Агаларов, который признался милиции, что да, стрелял из травматического пистолета, но еще в Подмосковье, – выпускник факультета ВМК МГУ и создатель кавказской соцсети shax-dag.ru, едва ли не самого популярного сайта для российских кавказцев, на котором зарегистрировано почти полмиллиона пользователей. Вот здесь можно прочесть интервью с ним. Он – мальчик из аула, но давно живет в Москве, работает в Danone, делает сайты.

Казибеков свел меня в скайп-чате с одним из гостей свадьбы, сотрудником компанииEnter Мансуром Казимовым.

Да, что-то много интернет-бизнеса; дивитесь, ксенофобы. Ни при чем тут дотации Москвы Дагестану. Эти ребята тут живут, занимаются интеллектуальным бизнесом. Жених, правда, арендовал «феррари» на деньги, заработанные торговлей мясом. Но тоже не на дотации; мясо – подмосковное.

Где стреляли, спрашиваю Казимова. И зачем?

«Стрельбы в черте города я не слышал, она была в деревне, откуда забирали невесту, – отвечает Казимов. – В поселке Марфино. Когда молодежи 30 человек, кто-нибудь что-нибудь выкинет. Смысла в этом не больше, чем в фейерверке, просто выпендреж».

Впрочем, мой знакомый слышал выстрелы уже в городе.

Другая часть рассказа Казимова сомнений у меня не вызвала. По его словам, в первый раз полиция остановила свадебный кортеж у Белорусского вокзала – за то, что он занял все четыре полосы движения. Во второй раз – через 15 минут на углу Моховой. ПАЗики с ОМОНом приехали через 30 минут. «Парни ждали, хотя могли уехать», – написал Казимов. А вот журналисты Lifenews оказались на месте остановки кортежа уже через 10 минут.

Приехавший на место полицейский полковник объяснил дагестанцам, что «поступил анонимный сигнал» насчет стрельбы. Всех обыскали. У Агаларова нашли травматический пистолет, из которого недавно стреляли, и гость свадьбы рассказал полицейским историю про Подмосковье.

Уже вечером, правда, Мурад Агаларов оказался в мировом суде: кто-то из полицейских, остановивших кортеж, написал, что дагестанец вел себя агрессивно и оказывал сопротивление.

«Рано или поздно такая же шумиха коснется и меня, – написал мне Казибеков. – Поэтому я борюсь за правду. Не дай бог авария или еще что-то случайное. Меня точно назначат виновным. Кавказец, значит виновен 🙂 Поэтому парни пачками уезжают в США. Этот еще не успел. Но, думаю, выбор свой он сегодня ночью уже сделает».

Вот это был бы вариант. В Москве много людей, в том числе моих – в других вопросах – единомышленников, оппозиционеров, которые хотели бы, чтобы все кавказцы покинули город. Уехали куда угодно, домой, в Америку, лишь бы с глаз долой.

Но Москва – мегаполис. Единственный в Восточной Европе. Здесь всегда будут жить люди разных цветов и культур. Такой удивительный персонаж, как айтишник, стреляющий в воздух (видимо, все-таки в воздух, пострадавших-то нет) на свадьбе, – это московский персонаж. В аулах айтишники не нужны. Как любой мегаполис, Москва – это город для всех. И город, где все бывают неудобны всем. Мне в одинаковой степени неудобны дагестанец, готовый по поводу и без пускать в ход травматический пистолет, и ксенофоб, требующий изгнания из города и этого дагестанца, и других, которые не стреляли, а тихонько делали аппликашки для айфона. Но я москвич, и мне еще жить и с горячим лезгином, и с ксенофобом по соседству. И с полицейским, который, вероятней всего, не только ксенофоб, но и берет деньги у лезгина.

Город с пятнадцатимиллионным населением не зачистишь от всех этих персонажей, да он и потерял бы лицо, если бы это было возможно. Ребята, вы все тут при делах, хотя бы друг в друга не стреляйте, что ли.