Гомосексуализм от инопланетян?!

На мой взгляд, какие-то инопланетяне проводят с нами, землянами, некий социальный эксперимент: создают провоцирующие ситуации и глядят, что получится. Эксперимент на живых людях. Поначалу, так думаю, это был феминизм, женский феминизм 100-130 лет назад, когда мужчины стали вдруг понимать, что женщина – не друг человека, а тоже человек. Что тоже звучит как-то нехорошо. Демонстрации и какие-то хулиганские выходки эмансипированных девиц в начале 20-го века как-то быстро сошли на нет.

Довольно долгое время наш социум не подвергался таким экспериментам, а затем вдруг возникла проблема гомосексуализма. Ну, проблема у человека получается тогда, когда он пальцем показывает и говорит: «Вот это моя проблема. До сих пор не было, что я всегда кладу пять кусочков сахара в чай, а теперь стало проблемой. Почему? Ну вдруг открылся сахарный диабет, или пришел в гости, а хозяева там жадные, в другие гости – этой проблемы там нет». Т.е. проблема может то появляться, то исчезать. Это с одной стороны. С другой стороны – наша медицина, та, которая обходилась только перевязкой ран много тысяч лет назад, она тоже все больше и больше социализируется. Общество научается лечить, предупреждать или оперировать какие-то болезни, которых раньше не было. Болезни, которые считались неизлечимыми, стали излечимыми и принесли массу проблем в мир, потому что эти люди не должны были выживать с точки зрения теории отбора.

Так вот, если мы посмотрим на проблему гомосексуализма с точки зрения разных медицин, мы получим совершенно разные результаты. Я для себя все наши уровни медицины делю на гуманистическую, статистическую и страховую. Это совершенно произвольные названия. Вы сейчас поймете в чем дело. Гуманистическая медицина в идеале стремится к полному здоровью человека. Полное здоровье по определению Всемирной организации здравоохранения – это когда человек не просто не болеет, но полностью гармонично проявляет себя во всех областях жизни. С этой точки зрения, если мы найдем одного здорового человека на Земле, то и то будет много. Есть статистическая или биологическая медицина, которая смотрит на все с точки зрения биологии. Есть язва желудка. Это биологическая проблема, и мы ее лечим, и как только вылечили язву, говорим: «Все очень хорошо». Человек пошел в свою реальную жизнь, и у него язва возобновится потому, что она, оказывается, зависит от его собачьей жизни, от его работы, от постоянного стресса и т.д., и т.д. Но биологическая медицина не принимает во внимание социальные моменты. И, наконец, страховая медицина – это медицина, которая призвана приводить всех людей к какому-то общему знаменателю. Мы все в среднем здоровы, температура – 36,6 в среднем по больнице. И все хорошо, и мы должны к этому стремиться.

Так вот, с точки зрения биологической медицины гомосексуализм является несомненным извращением, поскольку гомосексуальные связи не могут привести к продолжению рода, что собственно, и заложено в нашей интимной жизни. Таким образом к гомосексуализму относились на протяжении последних 2-х тысяч лет. Как мы знаем, в Древней Греции гомосексуализм не считался ни медицинским заболеванием, ни психическим расстройством, ни социальным нарушением. Потом пришли другие времена, и за это весьма строго наказывали: то в дурдом старинный, то наказывали в социальном плане. Во Франции в 17-м веке повторно уличенных лесбиянок подвергали небольшому наказанию – клещами вырывали клитор. В Советском Союзе не столь давно, как мы помним, гомосексуализм считался и психическим расстройством, и преступлением, за что человека могли посадить, и нередко сажали. С точки зрения страховой медицины гомосексуализм не является заболеванием, поскольку в нем нет признаков болезни: кроме направленности влечения лечить нечего. А лечить направленность – все равно, что гетеросексуала лечить от его гетеросексуальности, чтобы он стал гомосексуалистом. Причины гомосексуализма до сих пор не ясны. Считается, что среди гомосексуалистов чаще встречаются различные психические расстройства – начиная от неврозов и заканчивая достаточно серьезными психическими заболеваниями. Но статистически это не подтверждено.

Поведение гомосексуалистов, которые собираются на парады, которые бравируют своими особенностями жизни и т.д. – на мой взгляд это ломка периода полового созревания. Мы только что вышли из подполья и никак не можем надышаться свободой. Да дышите, ради Бога, вопрос в другом: стоит ли при этом обижать кого-то из окружающих?

Таким образом, разные взгляды на одно и то же явление дают нам разные результаты. Каждый человек вправе относиться к гомосексуализму как гетеросексуализму, как в восходу солнца, и всему прочему, что нас окружает, может относиться так, как ему заблагорассудиться. Другой вопрос – если личные взгляды влекут за собой далеко идущие последствия на государственном уровне, на медицинском уровне и т.д.

Порой говорят, что гомосексуалистов становится все больше и больше. На самом деле страх перед тем, что все мы скоро станем гомосексуалистами (если не мы, так наши дети) ни на чем не основан.

Гомосексуализм встречается и у животных, и среди высших обезьян. Но среди высших обезьян отношение к таким самцам весьма жесткое. Хотя у них нет уголовного кодекса, их, как правило, изгоняют из стаи, они сбиваются в свои маленькие шаечки, которые живут по периферии территории, которую контролирует данная стая. Они хулиганят со своими, они дерутся с соседями. Как правило, они довольно быстро гибнут в такой острой пограничной обстановке. И среди обезьян, и в человеческом нашем обществе по многочисленным статистическим исследованиям число людей влечением направленных на свой собственный пол – 4-6%. Всегда так было и, вероятно, так будет потому, что это вполне статистически объяснимое отклонение. Так было в гитлеровской Германии до того, как Гитлер пришел к власти. По некоторым данным и к закату гитлеровской Германии процент был тот же самый, хотя наказание за выявленный гомосексуализм было гораздо более суровым, чем до 30-х годов. Так было в Советском Союзе, и так примерно, как это можно себе представить по самым разным открытым источникам, примерно то же самое происходит у нас в России сейчас. Другой вопрос, что раньше люди с гомосексуальной направленностью не столь открыто о себе заявляли: в быту или с попытками организовать гей-парады, чтобы себя показать. Теперь это считается даже модным, поэтому создается впечатление, что их много-много.

На самом деле недавний закон наказании за пропаганду гомосексуализма на мой личный взгляд не очень эффективен, и даже не очень нужен, потому, что если у человека нет этой склонности, его соблазняй – не соблазняй, он не пойдет в эту степь, ему это просто не нужно. Точно так же, как гомосексуалисты ядерные, которые всегда имели такое влечение, ни под каким соусом не пойдут ни лечиться ни гипнотизироваться, ни просто общаться с противоположным полом на интимным уровне, им это не нужно. А тот человек, который предрасположен к однополой любви, его соблазняй – не соблазняй, он и сам там окажется. Так что вся эта пропаганда и вся шумиха вокруг гомосексуализма, я думаю, не намного изменит и не намного меняет ситуацию как таковую.

Другое дело, опять возвращаясь к тем скучным вещам, с которых я начал, порой у меня возникает вопрос (у меня лично, не в медицинском сообществе, у меня лично): кому это надо? Кто ведет людей с нетрадиционной ориентацией на все эти провокационные заявления, провокативное поведение? Кому надо, чтобы большинство восставало против меньшинства – против меньшинства, которое просит, чтобы против него не восставало? Вот я опять возвращаюсь к мыслям о внеземном разуме, холодном и гадком, который строит на нас свой социальный эксперимент. Жизнь покажет.