Петербург может утратить статус “культурной столицы”?

Вступая в должность главы комитета по культуре Петербурга, Дмитрий Месхиев пообещал придать новый импульс развитию вверенной ему сферы. По прошествии трех месяцев петербуржцам было предложено обсудить программу «Культурная столица» — уже утвержденную к тому времени постановлением городского правительства. Имитация демократической процедуры не удалась — одни сочли бессмысленным обсуждать решенный вопрос, другие не увидели в документе ничего, кроме тезисов прошлогодних концепций.

Во время дебютного выхода к прессе новый глава комитета сообщил: «Мы сейчас работаем над концепцией — не я! Работают умные люди…»

Последняя ремарка не кажется столь бесспорной, когда знакомишься с предложенной стратегией развития сферы культуры.

Она представляет собой воспроизведение (местами — дословно) концепции, разработанной еще командой Антона Губанкова.

При списывании не потрудились даже вымарать явно устаревшие положения. Например, одним из первых пунктов по-прежнему значится строительство нового зоопарка, хотя проект этот основательно заморожен. Поспешность, с которой господин Месхиев выбрал для нового зоопарка Удельный парк, едва не вызвала социальный взрыв, и губернатор вынужден был выступить со специальным заявлением, отделяющим частное мнение председателя комитета по культуре от мнения правительства города. Эпизод этот, помимо всего прочего, продемонстрировал элементарную неграмотность главы комитета во вверенной ему сфере: Удельный парк является охраняемым государством уникальным памятником ландшафтной архитектуры, где недопустимо никакое новое строительство.

Тот же стиль принятия решений демонстрирует и его непосредственный руководитель Василий Кичеджи. Пообщавшись со Львом Додиным, вице-губернатор объявил: новое здание для МДТ — Театра Европы будет построено за ТЮЗом, у пересечения улиц Звенигородской и Марата. Стартанем уже в этом году. Общественность же до сих пор остается в неведении относительно точной локации нового театра — то ли за комплексом «Нептун» (но там уже сформированы земельные участки под жилищное строительство), то ли на территории сквера, за сохранение которого ведутся нешуточные битвы с 2009 года.

Интересы учреждений культуры у нас в последнее время все чаще вступают в конфликт с интересами ее самой. Русский музей, алчущий освоить побольше бюджетных средств, завершает превращение Летнего сада в собрание новодела. Для Театра танца Бориса Эйфмана в рамках проекта «Набережная Европы» собираются возвести непомерно высокое здание, перекрывающее вид на Князь-Владимирский собор. Библиотека Академии наук вот-вот обзаведется новым книгохранилищем — корпус из бетона и стекла прилепился к уцелевшему фрагменту первого Гостиного двора XVIII века, созданного по проекту Доменико Трезини и перестраивавшегося Карлом Росси. Для нужд не замеченной ни в какой градозащитной деятельности конторы — загадочного Санкт-Петербургского международного центра сохранения культурного наследия, — реконструируется дом Трубецкого на улице Чайковского, 29 (памятник федерального значения). Наступление на Александровский парк развивает новый проект группы компаний «Кино Сити» — подле театра «Балтийский дом» начато возведение шестизального кинокомплекса, в комплекте с панорамным рестораном (уже рекламируется вид на Дворцовую набережную), бизнес-центром и крытой парковкой.

Тем временем киноманы бьют тревогу: под угрозой «Родина», единственный в городе кинотеатр с внятной репертуарной политикой. Одним из первых кадровых решений Дмитрия Месхиева стало увольнение директора «Родины» Анастасии Караваевой, сумевшей доказать востребованность не только коммерческих фильмов — «Родина» ежегодно перевыполняет планы проката (только в прошлом году он был перевыполнен на 5 миллионов рублей).

Где же тут логика успешного, как он сам себя позиционирует, менеджера Месхиева? Все просто. Дмитрий Дмитриевич давно вынашивает планы слияния «Родины» с Домом кино, что делит с ним одно здание (Дом кино принадлежит питерскому отделению Союза кинематографистов, возглавляемому Месхиевым), с последующим созданием подконтрольного ему семиэтажного «фестивального центра».

Такое решение, по мнению кинокритика Константина Шавловского, способно радикально изменить культурный климат в городе: политика поглощения и слияния убивает альтернативный кинопоказ.

— У «Родины» за последние годы сформировался свой зритель — это продвинутая молодежь, думающее студенчество. Если экология этого места нарушится, это будет большой потерей для города, — убежден Шавловский.

Характерен и объявленный подход к финансированию театров. Оценивать их будут как некие заведения, предоставляющие услуги населению. Критерий оценки — количество обслуженных, то бишь проданных билетов, сверяясь с этим показателем, и будут определять размеры госфинансирования. Такой подход вынуждает театры гнать ширпотреб, а творческий поиск становится опасным для жизни.

Стоит ли удивляться, что наблюдение за реальной культурной политикой, а точнее — реализацией набора случайных волюнтаристских решений, — никого не вдохновило на серьезное обсуждение предложенной комитетом стратегии «Культурная столица»?