Наталья Радулова: несогласное меньшинство

Юзер alienexist3000 написал любопытный пост, в котором попытался сформулировать позицию ЛГБТ-движения относительно нашей власти, существующей и предполагаемой в будущем.

Автор пишет:Почему я лгу о себе своим друзьям, близким, матери с 16 лет? Почему я не могу жить свободно? Если вдуматься, то ответ на эти вопросы окажется не таким уж и метафизическим. Будем честны – эта проблема лежит не в области экзистенции, а в области повседневности. И если в других странах она вполне преодолима благодаря парламентам и законодательству, то в России ее решение находится в стадии глубокой заморозки. Власть не хочет знать о таких, как я. Она делает вид, что нас нет. И эта власть не абстрактна, она вполне конкретна. Ее облик определяет человек, который неоднократно признавался в своем отношении к таким, как мы.

Несмотря на массу эмоций, тут есть здравый смысл. Позиция нашей власти, а как следствие и позиция общества – в лучшем случае игнор ЛГБТ. Ну, их как бы нет. И поэтому, когда мы видим радужные флаги на митинге против нечестных выборов, то слегка даже удивляемся: “Кто здесь?”. Я, кстати, заметила представителей ЛГБТ-движения еще на самом первом митинге, на Чистых прудах. Написала об этом, и активный участник morra_lemboy порадовалась: “Итак, ограничившись плакатом “Геи и лесбиянки – против жуликов и воров”, рисованным на полу станции Сретенский бульвар, обтекшим под дождем через час, но попавшим, впрочем, в ЖЖ Радуловой, мы вышли на площадь”.

Можно, конечно, прицепиться к ребятам с вопросом: “Причем тут ваша ориентация? Митинг вообще не про это”. Но получается, что в России у них практически нет повода хоть как-то обозначить свое существование для широкой общественности. Что бы они ни сделали, граждане морщатся: “Молчите уже!”, а власть, как вон в Архангельске, то и дело норовит обвинить в “пропаганде гомосексуализма”. Да, они пытаются проводить запрещенные гей-парады или, допустим, пикеты с требованием разрешить регистрацию однополых браков. Но обычно на эти пикеты слетаются националисты, православные хоругвеносцы и другие маргинальные объдинения. В итоге пресса фиксирует лишь конфликт: гомосексуалов опять побили хоругвеносцы, а потом их закинули в автозаки, заботливо подогнанные властями, да и все. Хоругвеносцы зарабатывают у определенной группы населения уважение как эдакие джедаи-борцы со злом. Гомосексуалы зарабатывают пару фингалов. Все вместе они зарабатывают еще несколько очков к скандальной репутации. Замкнутый круг.

Долгое время нас убеждали, что виноватых не бывает. Что за любое обстоятельство несут ответственность все. Но это неправда. Такой человек есть. Именно он выступает против того, чтобы мы выходили на улицы наших городов под разноцветными флагами, оправдывая это спокойствием мнимого большинства. Именно при его власти мы окончательно привыкли к статусу «чужих среди своих»… Пойду ли я на митинг 4 февраля? Даже глупо спрашивать. Я сделаю это. Во-первых, чтобы изменить мою страну к лучшему. Во-вторых, чтобы не допустить нового президентства Путина. В-третьих, чтобы никто не смог решать за меня.

Отношение власти к ЛГБТ – это ее отношение к людям вообще. И все мы – женщины, мужчины, бухгалтеры, гомосексуалы, менеджеры, евреи, татары, русские, москвичи и жители Таганрога сможем доказать власти, что страна населена не геями, быдлом и электоратом, а людьми. Разными. Поэтому на митинге должны присутствовать все. В том числе те, кого с презрительными нотками в голосе называют “представителями сексуальных меньшинств”.

А вы как относитесь к гомосексуалам, однополым бракам и воспитанию детей однополыми парами?

Рестораны метро Кунцевская