Как в Японии давят на избирателей

Вы будете громко смеяться, но русский с японцем в чем-то, как выясняется, все же близнецы-братья. Несмотря на разницу в вероисповеданиях, обычаях, рационе питания и прочем, наши страны сейчас мистическим образом объединила животрепещущая тема давления властей на избирателей в ходе выборов. В Японии и сегодня, и все предыдущие дни вокруг этой непростой, но насущной проблемы бушует главный национальный политический скандал.

Слово “бушует” – в данном случае вовсе не преувеличение и не журналистский штамп. Скандал именно бушует: это главная тема всех японских газет и политических телепередач. Сегодня давлению на избирателей посвящены специальные экстренные дебаты в парламенте, где оппозиция беспощадно чехвостит правительство третьей по мощи экономической державы мира. Премьер-министр Нода раз за разом поднимается со своего стула, чтобы отвечать на гневные запросы депутатов. И с виноватым видом талдычит, что с безобразиями в ходе избирательных кампаний нужно покончить раз и навсегда. Поскольку, мол, неправильные действия чиновников порождают опасное недоверие к власти.
Короче, если кому интересно, могу доложить о подробностях.

Есть в Японии довольно отдаленный от главной территории страны южный субтропический остров Окинава с пальмами и белоснежными пляжами, а также с кучей американских военных баз. Немалая доля жителей острова хочет, чтобы американцев хотя бы частично куда-то переместили – в первую очередь, из соображений экологии и бытовой безопасности. Самые накаленные страсти – в городке Гинован, где развернут аэродром морской пехоты США. Вертолеты с него постоянно жужжат над жилыми кварталами, а один из них в прошлом веке даже упал на двор местного учебного заведения. Никто не пострадал, но обитатели Гинована требуют объект убрать.

Вашингтон и Токио согласны переместить аэродром и подыскали ему место в другом, менее населенном уголке Окинавы. Но жители уперлись и там: взлетно-посадочные полосы предполагается новаторским образом частично развернуть над морем, а это может нанести вред флоре и фауне. Обывателей поддерживает и губернатор Окинавы, который легко противоречит правительству в Токио, поскольку избирается местными жителями. Он требует вообще убрать аэродром с острова. Однако его перевод в другое место в Японии противоречит, говорят, военной логике – вертолеты и прочие средства доставки должны быть под боком у морпехов. А их, опять же, хотят оставить на Окинаве и Токио, и Вашингтон – в частности, как средство сдерживания Китая. Но прикрикнуть на жителей острова никто не имеет возможности.

Короче, неэффективность демократии налицо, все зашло в тупик, и тут начинается рассматриваемая нами история. Дело в том, что в городе Гинован, где находится пресловутый аэродром, на следующей неделе будут местные выборы. За пост мэра сражаются сторонник правительственного проекта переноса базы и его противник. И начальник местного представительства министерства обороны Японии в конце января собрал своих служащих и косвенно призвал их на выборах вместе с родственниками голосовать за “правильного” мэра. При этом (внимание!) чиновник не посмел назвать конкретную фамилию – он просто указал на важность выборов на фоне проблемы аэродрома и заявил, что все сотрудники с домочадцами должны обязательно выполнить своей гражданский долг и пойти на выборы. Все.

Потом, понятное дело, кто-то стукнул на оборонного начальника с Окинавы, и поднялся невероятный шум. Государственный чиновник! Имеет наглость что-то говорить о выборах! Намекает! Вмешательство в свободную волю избирателей! Полный крах политической морали!

Чиновника министерства обороны с Окинавы сегодня жестко допрашивают в парламенте – сам он додумался об инструктаже подчиненных или получал команды из Токио? Были ли такие случае раньше? Уже сообщили, что в скором времени чиновника с Окинавы уволят. Возможно, без выходного пособия. Заводится судебное дело о нарушении закона, который прямо запрещает сотрудникам министерства обороны в любой форме заниматься политикой. Оппозиция требует и отставки главы военного ведомства, не сумевшего вовремя выявить и пресечь государственное вмешательство в выборы.
Короче, поучительно заканчивается эта история – думаю, среди японского начальства теперь будет резко меньше желающих давать своим подчиненным советы по поводу участия в голосовании. Кстати, сегодня разъяснял одному японскому русисту новое значение нашего слова “карусель”. Парень понял – но очень не сразу.